[an error occurred while processing the directive]
15 мая в связи с празднованием 82-ой годовщины образования Всесоюзной пионерской организации им. В.И. Ленина, руководитель фракции "Коммунистическая партия Российской Федерации" в Государственной Думе, Председатель Народно-патриотического союза России Г.А. Зюганов принал участие в торжественном приеме в пионеры на Красной площади.



BLOG КПРФ.ру
Как вступить в КПРФ
Форум КПРФ.ру



 

ПОДПИСКА НА КПРФ.ру
 

 

ИНФОРМАЦИОННЫЙ ЦЕНТР
 
Партийные новости
 
Региональные организации
 
Новости страны
 
Видео-новости
 
Пресс-релизы, официальные документы
 
Интервью, выступления
 
Статьи
 
Аналитика
 
Акции
 
Выборы
 
Агитатору
 
Чат на КПРФ.ру
 

 

ПРОЕКТЫ КПРФ.РУ НОВЫЕ ЛЕВЫЕ
 
Кто есть кто во власти
 
Как нам обустроить Россию
 
Коммунисты и мир против войны
 
Новые левые и КПРФ
 
Человек и закон
 
Письма читателей
 

 

НАРОДНО-ПАТРИОТИЧЕСКИЕ СМИ
 
Правда
 
Правда России
 
Дума
 
Советская Россия
 
Завтра
 
Журнал "Политическое Просвещение"
 
Красный Путь - Омск
 
Омское Время
 
Чебоксарская Правда
 

 

О ПАРТИИ
 
Краткая справка
 
Устав КПРФ
 
Программа партии
 
Структура руководящих органов
 
Люди
 
Материалы съездов, пленумов
 
Как вступить в КПРФ
 

 

НАША ИСТОРИЯ
 
История партии
 
Календарь
 
Символика, атрибутика
 
Песни
 

 

КПРФ В ДУМЕ
 
Фракция "Коммунистическая партия Российской Федерации"
 
Деятельность
 
Голосования
 

 

ПОЛИТПРОСВЕЩЕНИЕ
 
Библиотека
 
Видео
 
Фотографии
 
Наглядная агитация
 
Политическая сатира
 

 

ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ
 
Форум
 
BLOG
 
Глас народа
 
Гостевая книга
 
Контактная информация
 
Письмо в КПРФ
 

 

ПЕРСОНАЛЬНЫЕ СТРАНИЦЫ
 
Официальная страница Геннадия Андреевича Зюганова
 
Официальная страница Мельникова
 
Неофициальная страница Решульского
 
Неофициальная страница Куваева
 
Неофициальная страница Маслюкова
 
Неофициальная страница Проханова
 
Аналитические материалы Куликова
 
Авторская страница Аграновского
 
Авторская страница Баранова
 
Авторская страница Белковского
 
Авторская страница Дугина
 
Авторская страница Кара-Мурзы
 
Авторская страница Ковалева
 
Авторская страница Колташова
 
Авторская страница Милитарева
 
Авторская страница Никитина
 
Авторская страница Пономарева
 
Авторская страница Черного
 
Авторская страница Чикина
 
Авторская страница Экарта
 

 

СКП-КПСС
 
Новости СКП-КПСС
 
Руководство СКП-КПСС
 
Уставные документы СКП-КПСС
 
Документы СКП-КПСС
 
Выступления и статьи СКП-КПСС
 

 

СОЮЗ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ МОЛОДЕЖИ
 
Новости СКМ
 
Статьи активистов СКМ
 
Пресса об СКМ
 
Руководящие органы СКМ РФ
 
Документы СКМ
 
Аналитика СКМ
 
Фотогалерея СКМ
 
Ссылки СКМ
 

 

ЦЕНТР ИССЛЕДОВАНИЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ
 
Комментарии и статьи
 
Социология и измерения
 

 

ССЫЛКИ
 
Региональные организации
 
Братские партии
 
СМИ
 
Полезные ссылки
 
Молодежные организации
 
Профсоюзы
 

 
Rambler's Top100
 

НОВЫЕ ЛЕВЫЕ Top100

 
  Реклама на КПРФ.ру
 

 



 
  Партнеры КПРФ.ру
 

 

Хостинг от MSM.ru
 

КПРФ.SovietUnion
 

Информационное агентство Товарищ
 

Правда.Инфо
 

Слушайте радио Резонанс, MW 1017 KHz, с 17 до 21 MSK ежедневно

Интернет против телеэкрана

Агентство политических новостей

Народная инициатива
 

Просветительский Центр Фаланстер
 

Rednews.Ru
 

Евразия
 

Совет по национальной стратегии
 

 
  Голосования
 


За кого вы бы проголосовали, если бы выборы в Госдуму прошли в это воскресение?
 

КПРФ
ЛДПР
СПС
Единая Россия
Яблоко

 
 

 

 

  Перевод КПРФ.ру
 

 





 ПРЯМАЯ РЕЧЬ ЗЮГАНОВА

[an error occurred while processing the directive]

Эти материалы являются официальной точкой зрения Коммунистической Партии Российской Федерации по обсуждаемым вопросам.

[an error occurred while processing the directive]
[an error occurred while processing the directive]

На первую
страницу



Версия
для печати



Послать
по почте



Поставить
закладку



Обсудить
в Форуме



[an error occurred while processing the directive]

Г.А. Зюганов и другие в передаче С. Шустера "Свобода слова" 26 сентября 2003 г.


29.09.2003
"НТВ"

ШУСТЕР: В эфире НТВ «Свобода слова» - программа, в которой свободу слова ограничивают время, я, Савик Шустер, и Центральная избирательная комиссия, председатель которой, Александр Вешняков, у нас в студии. Другие главные герои – Григорий Явлинский, Геннадий Зюганов, Борис Надеждин – один из лидеров Союза правых сил. Почему такой состав? Неоднократно обозреватели подчеркивали, что Президент находится во время предвыборной кампании над сторонами. Неожиданно он пришел на съезд «Единой России» и открыто поддержал эту партию. Также Президент открыто поддержал своего кандидата на выборах губернатора в Санкт-Петербурге Валентину Матвиенко. Оба эти события показывались обширно на телевидении. На этой неделе Союз правых сил предпринял инициативу обращения в Конституционный суд с запросом об ограничении свободы слова во время предвыборной кампании. Эту инициативу поддержали в общей сложности более ста депутатов от всех фракций, кроме «Единой России», то есть «Единство» и «Отечество – Вся Россия», что естественно. Тем не менее, это событие, я повторяю, более ста депутатов, более скромно освещалось на телевидении. И в связи с этим у меня вопрос к главным героям, и я хочу, чтобы все ответили коротко. В нынешней ситуации в России, имел ли право Президент открыто выражать свои политические пристрастия? Геннадий Зюганов.
ЗЮГАНОВ: Категорически нет. Законом запрещено. В свое время, когда Никсон избирался в президенты, и подслушали чужой штаб, он за это лишился должности. Более того, в списке «Единой России» почти 30 губернаторов. Ни один из них не пойдет в Думу. Кому нужен этот фальшивый список, который прикрывается президентом?
ШУСТЕР: Александр Вешняков.
ВЕШНЯКОВ: Я уже отвечал на этот вопрос. В той форме, в которой я видел по репортажам в программе «Время», это не есть нарушение закона.
ШУСТЕР: Борис Надеждин.
НАДЕЖДИН: Юридически, конечно, нет. Но если Центризбирком разрешает, то можно.
ШУСТЕР: Григорий Явлинский.
ЯВЛИНСКИЙ: Ну, мне кажется, что ничего неожиданного не произошло. Президент поддержал ту партию, которую как любой ребенок в России и сопредельных государствах знает, поддерживает и всегда поддерживал. Просто тем, что он пришел, он сделал ситуацию открытой. Ну и правильно, в общем, сделал. Кстати говоря, он тем самым взял на себя всю полноту ответственности за эту партию. И мне кажется, что, с политической точки зрения это нормально.
ШУСТЕР: Хорошо. За моей спиной, как обычно, аудитория программы «Свобода слова». Это чистый социологический срез так называемого электората, то есть избиратели – люди, которые пойдут к урнам в декабре. Я обращаюсь к этим людям. Их 150. И молодые, и постарше, разное образование, мужчины, женщины. Я обращаюсь к вам с таким вопросом. Верите ли вы, что выборы в Государственную Думу в декабре будут справедливыми и честными? Голосуйте, пожалуйста, и мы сейчас получим ответ на этот вопрос. Итак, пессимисты, то есть люди, которые не верят в искренность, справедливость, честность этих выборов, их 84,5 %. Оптимистов 15,5%. Я, как вы понимаете, с таким графиком не могу работать, потому что это неправильное деление. По всем меркам социологии, надо иметь минимум раскол 70 - 30, а это раскол почти 85 – 15. Поэтому в такой ситуации я задам вам тот же вопрос, который задал главным героям. Как вы считаете, в создавшейся сегодня в России ситуации имел право Президент так открыто выразить свои политические пристрастия или нет? Итак, что мы получим? Не согласны с Президентом 55,8 % нашей аудитории, согласны с Президентом 44,2 %. Это почти раскол напополам. И таким образом, синяя кривая – это будут люди, которые не согласны с президентом, а красная кривая – те, кто согласен с президентом. Так мы будем наблюдать за реакцией аудитории, которая в режиме реального времени нам позволяет следить за изменением общественного мнения. Я приглашаю к микрофону Геннадия Зюганова. Как известно, Геннадий Андреевич – лидер Коммунистической партии Российской Федерации. Так вот, Геннадий Андреевич…
(апл.) Судя по вашему ответу и вообще по всем вашим высказываниям в последнее время, у меня вопрос такой к вам: не возвращаемся ли мы в советские времена?
ЗЮГАНОВ: В «Единой России» собрался…
ШУСТЕР: Прошу вас начать работу, пожалуйста. (к аудитории).
ЗЮГАНОВ: В «Единой России» собрался худший вариант – то, что откололось от КПСС и потом представило из себя партию власти. Там все те, кто, собственно говоря, охотно распродавал страну, кто предал свои лучшие идеалы и интересы, кто за 10 лет так и не смог создать полноценную партию. Нынешняя «Единая Россия» - это пятый вариант партии власти. Если бы она шла под одним эпиграфом, с одним лозунгом, за нее в России проголосовало бы в лучшем случае 10-12 процентов, как это показал первый опрос.
ШУСТЕР: Итак, есть вопросы, замечания? Нет? Тогда я продолжу.
Вы говорите об ограничении, вы утверждаете, что это та пятая часть Коммунистической партии. То есть вы все из одной партии в принципе.
ЗЮГАНОВ: Савик, мы все из одной партии. Все, без исключения.
ШУСТЕР: Не все. Почему вдруг вам стало жалко свободу слова?
ЗЮГАНОВ: Знаете, была попытка утвердить демократию, возможность вести диалог в эфире. Самый главный диалог бывает на выборах, когда партии и лидеры предлагают свои программы и свои команды. И публично можно обратиться к стране с предложением как выйти из кризиса, какие решить проблемы в первую очередь и так далее. Я считаю, без этого диалога выйти из очень трудного положения невозможно. Второе. Сейчас есть все очертания полицейского государства. Так, законодательная власть подавлена, средства массовой информации выстраиваются в ряд, когда в судебной власти невозможно найти справедливость. Я за 10 лет был в судах 1700 раз, причем довольно часто суды принимали решение, и никто их не исполнял. Я только что вернулся из Татарстана, где у меня на выборах украли 600 тысяч голосов, судился три года. Верховный Суд признал, что виновны, и так все спустили на тормозах. Поэтому я считаю, что если не будет диалога и свободы слова, то все это превратится в очередное насилие, черные воронки и многое другое.
ШУСТЕР: Вот я сразу отмечу, как реагирует наша публика. Как только вы сказали «полицейское государство», сразу она раскололась. Те, кто не согласны с президентом, они, конечно, вас поддерживают, а те, кто с ним согласны, считают, что нет в России полицейского государства.
ЗЮГАНОВ: А кто согласен, то увидит через годок, что будет.
ШУСТЕР: Я обращаюсь в Санкт-Петербург к коллеге Александру Невзорову. Я надеюсь, что у нас уже есть связь. Александр, здравствуйте.
НЕВЗОРОВ: Здравствуйте.
ШУСТЕР: Геннадий Андреевич говорит, что мы практически живем в полицейском государстве.
ЗЮГАНОВ: Подошли к этому.
НЕВЗОРОВ: Да и намека нет на полицейское государство. И, честно говоря, я не вижу сейчас смысла эту тему обсуждать. Это абсолютно пусто и бессмысленно. Если тот элементарный государственный порядок, который доложен быть установлен любыми способами, можно называть его как угодно, и, вероятно, особенно в предвыборный период, он мало кому нравится и мало кого устраивает. Равно как вот эта дикая агрессия в отношении так называемого ограничения свободы слова. Хотя всем прекрасно известно, что есть один жуткий период в жизни любого политика. Это так называемый «предвыборный период». И всем известно, что все, что говорит он в этот период, есть ложь. Все, что говорится о нем, есть ложь. И вот это вот ограничение есть просто нормальная санитарная мера для того, чтобы оградить ни в чем не повинных людей от всего наворота лжи. От людей. И о людях.
ШУСТЕР: Вот вы нам дали тему. Мы ее сейчас продолжим и к вам вернемся. Геннадий Андреевич, санитарный кордон. Все, что говорит политик – это ложь, о нем – тоже ложь. Это необходимое зло.
ЗЮГАНОВ: Вот перед вами партии и организации, которые установили санитарный кордон с сентября прошлого года. Мы имеем в Думе четверть депутатов, мы в информационных программах получили примерно 2-2,5 процента времени. «Единство» получило в 30-40 раз больше. Мне не дают возможности даже отчитаться перед избирателями на первом или втором канале за 3-4 года работы, хотя мы отчет фракции представили и выступили в 70 регионах Российской Федерации.
ШУСТЕР: А кому ваш упрек адресован?
ЗЮГАНОВ: Кому? Государственному телевидению, первый и второй канал, они обязаны были дать время, но категорически отказываются это сделать.
ШУСТЕР: Да, Александр Невзоров.
НЕВЗОРОВ: Так нет, а я почему-то удивляюсь, а куда, собственно говоря, делось все в пересчете огромное время, которое было посвящено трансляциям 24 или 25, если не ошибаюсь, съездов КПСС? Тогда возможность отчитаться о работе перед избирателями и вообще о работе, по-моему, была огромная. И я думаю, что несколько лимит-то перебрали.
(апл.)
ЗЮГАНОВ: Я отвечу Александру Глебовичу. А в данном случае, Александр Глебович, показывали только один съезд «Единой России», выступление Путина, а обо всех остальных практически умолчали. Были сюжеты по 5-10 секунд, и никто не сумел даже изложить свои главные мысли, которые утверждались съездом.
ШУСТЕР: Михаил Леонтьев.
ЛЕОНТЬЕВ: Собственно, вряд ли целесообразно мне отвечать на конкретный вопрос. Я сначала сформулирую позицию. Я не очень понимаю, почему меня сюда посадили, наверное, потому что я в целом политику партии одобряю. Что касается этого закона, я понимаю господина Вешнякова, наверное, очень хорошо. Потому что выборы – это грязная, вонючая такая вещь, куча пиара, нарушений и так далее. И я тоже ненавижу выборы, терпеть не могу выборы. Не понимаю вообще, зачем нужна представительная демократия. И с этой точки зрения я поддерживаю Центризбирком и этот закон. У этого закона, на мой взгляд, нет никакой, как Геннадий Андреевич хочет здесь доказать, какой-то конкретной злобной направленности в отношении оппозиции. Считается, что у власти есть огромные медийные возможности, огромные рычаги. Что же вы затыкаете власти рот, не давая использовать свои эти огромные рычаги на полную катушку, как она, собственно, раньше и делала всегда? Этот закон абсолютно ни на кого не направлен. Он идиотский совершенно по своей идее и сути. Выборы – это когда должна происходить политическая борьба, когда люди должны высказываться, именно в этот момент политическая жизнь должна усмиряться, и поэтому получаются такие странные казусы. Президент, который заведомо является политической фигурой, который избирается, не может высказать своих политических симпатий, пристрастий? Он не может? Не то что я, зарабатывая, в принципе, политикой, это моя работа, вы мне не даете работать в тот момент, когда эта работа наиболее востребована. Ну, президент не может, министры, которые являются всегда публичными политическими фигурами. Нет стран даже, может быть, не совсем демократических, где бы президент и политические лидеры не имели возможность высказаться во время выборов. Поэтому я подозреваю, что все-таки есть прагматическое начало у этого закона. Это прагматическое начало, это дискредитация идеи выборов как таковых. Ну нельзя, нельзя просто взять и отменить. Мне не нравится, Вешнякову не нравится, нам всем не нравится. Поэтому надо как-то потихонечку это животное мучить, чтобы оно в такое жалкое состояние пришло. Понимаете, есть такое выражение: если водка мешает работать, бросай работу. Если выборы мешают свободе слова, давайте мы уберем выборы. И будет свобода слова у нас. (апл.)
ЗЮГАНОВ: Не бывает нормальных выборов без свободы слова. Михаил, вот даже сегодняшний состав, обратите внимание. Вешняков вынужден выступать за «Единую Россию», отстаивать это неправильное дело. Какая же это свобода слова? «Единство» не желает вести диалог ни с кем. Можно было предложить и Путину. Но я ему пять раз предлагал в ходе президентских выборов – давайте выйдем в эфир и проведем диалог по базовым вопросам. Уклонились. Нет нигде в мире демократии, где не было бы публичных дебатов основных кандидатов в ходе выборной кампании. «Единство» уклоняется сегодня от диалога даже в Государственной Думе. Вот мои коллеги могут рассказать, как там сегодня происходит обсуждение вопросов. Позвонит Вешняков утром, нажимают одну кнопку. После обеда нажимают другую кнопку.
ШУСТЕР: Геннадий Андреевич, давайте Александру Альбертовичу дадим ответить.
ВЕШНЯКОВ: Ну, первое, что я должен ответить, мне, конечно, сложно вести диалог, человек, который патологически не любит выборы, ненавидит выборы. Это сложно.
ШУСТЕР: Это кого вы имеете ввиду?
ВЕШНЯКОВ: Леонтьева, который сказал: я ненавижу выборы. Я наоборот считаю, что именно выборы в конечном итоге позволят нашей России стать нормальным государством. И нормальная политическая конкуренция на выборах, которая должна быть. Здоровая конкуренция, а не грязная, которая иногда имеет место на наших выборах. И если говорить про закон, то это не мой закон, это закон этого депутата, этого депутата, этого и еще 368 депутатов голосовало за него в мае прошлого года, и никто не голосовал против. Это к ним вопрос.
ШУСТЕР: Я напомню зрителям.
ЗЮГАНОВ: Нет, я прошу прощения. Я обязан ответить.
ШУСТЕР: Вы ответите, Геннадий Андреевич, мы уточним, о каком законе идет речь. Второй раз мы говорим о законе. Это поправки.
ВЕШНЯКОВ: Я отвечаю за свои слова. Я никогда не ошибаюсь в этих вопросах. Ставится под сомнение конституционность норм закона об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации. Так, Борис Борисович? Так, Алексей Алексеевич?
НАДЕЖДИН: Ясность внесу. Да, мы голосовали за этот закон.
ВЕШНЯКОВ: Вот, видите, уже признаются.
НАДЕЖДИН: Но, Александр Альбертович, давайте правду до конца скажем. Нормы об агитации, об ограничении свободы слова, за них сто процентов не голосовало ни СПС, ни «Яблоко», думаю, что и коммунисты тоже, хотя и не уверен. И это была наша с вами, помните, большая дискуссия. Мы потом к ней вернемся.
ВЕШНЯКОВ: Борис Борисович, откроем историю. История вещь упрямая. Факты. Откройте, пожалуйста, стенограмму заседания. Я не взял ее сюда, потому что знаю ее по памяти. 368 депутатов за, против – 0. Не голосовало 80, которых не было в этом зале. Вот история. А сейчас вы начинаете, с учетом того, что начинается борьба на выборах, использовать разные политические поводы для того, чтобы быть популярным и привлекать к себе внимание. Вы и другие группы депутатов. Рыбу написали и говорят: под этой рыбой подпишитесь, пожалуйста, а мы там потом что-нибудь придумаем и в Конституционный Суд отдадим. Это несерьезно. Так настоящие политики себя во время выборов не ведут.
ЗЮГАНОВ: Александр Альбертович…
ШУСТЕР: О, это уже серьезно.
ЗЮГАНОВ: Нет. Одну минуточку. У нас есть зоны сплошного нарушения избирательного законодательства. У Александра Альбертовича есть все документы. Татарстан, Башкирия, Саратовская область, Ростов, Дагестан, Ингушетия и так далее. У вас есть все документы по Иркутской области на выборах губернатора, где наш вел до часа ночи, вырубается электронная система, утром отстает, в 17 районах сумели сфальсифицировать. То же самое по Твери. Вот сидит судья, который провел 30 судебных заседаний. Там уже Платов сидит незаконно, приписано и сфальсифицировано. Никакой реакции избиркома. Вы говорите насчет закона. Одним можно, выступает и президент, и остальные. У нас газета тульская, наша партийная, опубликовала сообщение о том, что состоялся наш съезд, связанный с выборами. Ей сейчас предъявляют счет на сто тысяч в качестве штрафа. Какие ж это правила игры? Исполнительная власть обязана показывать пример, как выполняется закон. Она просто все нарушает сама лично.
ВЕШНЯКОВ: Геннадий Андреевич, ну нельзя все валить в кучу. Вы сейчас привели в пример выборы Татарстана, которые были 6 лет назад, выборы еще 3 года назад в Иркутске.
ЗЮГАНОВ: Но по ним решение не принято. Можно было принять решение.
ВЕШНЯКОВ: Я не перебивал. Если вы хотите, чтобы был диалог, свобода слова, так давайте уважать друг друга и слушать.
ЗЮГАНОВ: Пожалуйста, пожалуйста.
ВЕШНЯКОВ: А если вы хотите говорить от имени одной партии, так это уже мы проходили. Так вот, что касается того, что было в Иркутске. Есть решения судов, которые показали, что ваш кандидат был не прав. И у Центральной избирательной комиссии отменить решение суда нет никаких прав. Это первое.
Второе, что касается уже свежих историй, примера по одной из областей, где, говорите, счет представили. Пожалуйста, давайте, у вас есть возможность защищаться. И в данном случае мы говорили в этом плане, закон, закон в части, в том числе регулирования дел … средств массовой информации, направлен на защиту средств массовой информации от их использования в разных грязных технологиях. И я готов подтвердить и готов вместе с вами в избирательной кампании …
ШУСТЕР: Александр Альбертович, посмотрите, с вами половина аудитории соглашается, половина не соглашается, не понимает.
ВЕШНЯКОВ: Хорошо, не понимает, говорю понятным языком. Чего вы нагнетаете страсти? Ведь выборы только начались. Вспомните, что было 4 года назад. В это время уже вовсю кипели информационные войны, уже телекиллеры били наповал некоторых политиков. Было такое? Сейчас, по крайней мере, этого уже нет. Уже плюс этой кампании.
Второе. Будет свобода слова? Конечно, будет. Гарантировано каждому кандидату, который будет зарегистрирован, будет даже бесплатное время дано на государственных телеканалах, в том числе для каждой партии. Половина этого времени будет даваться на теледебаты. Я надеюсь, что не откажется от них Геннадий Андреевич, не откажется от них СПС, не откажутся от них все другие, которые будут допущены. Все же ведь только начинается еще.
ЗЮГАНОВ: Александр Альбертович, можно я вам задам вопрос?
ВЕШНЯКОВ: Пожалуйста.
ЗЮГАНОВ: Вот партия идет на выборы. Предложила платформу. Она обязана идти к своему избирателю и разъяснить ее. Партия не может опубликовать эту платформу в своей партийной газете. Что же это за демократические свободные выборы?
ВЕШНЯКОВ: Геннадий Андреевич, во-первых, я сказал вам, кто голосовал за закон. Вы не отрицаете. Это первое. Второе. В этом отношении предвыборная агитация в средствах массовой информации будет идти в последний месяц перед выборами. И это не есть какой-то нонсенс. Пожалуйста, посмотрите на законодательства других стран, в том числе и Франции. Ничем не отличается. Поэтому…
ЗЮГАНОВ: Францию…
ВЕШНЯКОВ: Пожалуйста. Кроме этого, сейчас уже разрешена агитация. Только не в средствах массовой информации. Выпускайте листовки, делайте митинги.
ШУСТЕР: Александр Альбертович, а если я в прямом эфире скажу, что, к примеру, мне не нравится галстук Явлинского?
ВЕШНЯКОВ: Скажите, пожалуйста, если вам не нравится.
ШУСТЕР: Это нарушение?
ЗЮГАНОВ: У него красивый галстук, зря вы. (апл.)
ВЕШНЯКОВ: Кстати, справка. 21 день идет избирательная кампания. Те жалобы, которые к нам поступили, будут рассматриваться рабочей группой. Ни одной жалобы, которая ставила бы так вопрос, что нужно действительно применять меры, обращения в суд о пресечении противоправной деятельности на сегодняшний день.
ШУСТЕР: Но мы же в записи!
ВЕШНЯКОВ: Я не знаю, почему мы в записи. Я, например, удивился. Почему вы вдруг «Свободу слова» делаете в записи?
ШУСТЕР: Потому что мы вас боимся.
ВЕШНЯКОВ: Извините, в этом отношении это у вас уже сдвиг какой-то по фазе… (апл.)
ЗЮГАНОВ: Александр Альбертович, Савик, я предлагаю, Савик, я предлагаю Александру Альбертовичу завтра обратиться к Путину – раз, к генеральному прокурору – два, к Председателю Верховного Суда – три и к главному нашему милиционеру – четыре, чтобы они подписали договор, связанный с честными выборами, под которым стоят подписи многих партий. Мы предлагали сделать это в течение двух недель. Почему-то властные лица боятся поставить свою подпись за честные и достойные выборы.
ШУСТЕР: Спасибо, Геннадий Андреевич. Уступите место Александру Альбертовичу, может быть, ответите на этот вопрос у микрофона.
(апл.) Так почему же государственные деятели не поставят вместе с партиями свои подписи под договором о честных и справедливых выборах?
ВЕШНЯКОВ: Перед вами стоит государственный деятель, который готов поставить эту подпись. И я вместе с ними делал все, чтобы состоялся этот форум, состоялось подписание этого договора, и публично сказал об этом всем, кто там принимал участие. Только давайте не лукавить. А давайте подпишемся под этим документом, в котором написано «соблюдать законы». А мы вместо того, чтобы соблюдать законы, начинаем их расшатывать во время избирательной кампании. Мы пытаемся разрушить основу выборов в Российской Федерации сегодня, подписав свой договор о том, что будем выполнять законы и не будем нарушать правила борьбы. Как же так происходит? Спросите у них, пожалуйста.
ШУСТЕР: Александр Невзоров в Санкт-Петербурге. У нас скоро заканчивается время сателлита. И я хочу задать вопрос по санкт-петербургским выборам. Многим обозревателям показалось, что вот эта встреча Валентины Матвиенко и Владимира Путина – это был скорее абсолютно такой открытый предвыборный шаг. Не суть, а реклама.
НЕВЗОРОВ: Ну, вообще, Путин сделал то, что он был обязан сделать. И глубокое знание ситуации в Петербурге, связанной с выборами, к сожалению, позволяет мне говорить, что, слава богу, что Владимир Владимирович пошел, скажем так, на рискованный и, с чьей-то точки зрения, эпатажный и, в общем, достаточно резкий политический шаг.
Дело в том, что конкуренты его кандидата в случае занятия ими губернаторского поста в Петербурге стали бы для города однозначным бедствием. И знание некоторых вопросов, о которых нельзя говорить в эфире, потому что есть живая игра и есть живые обстоятельства, страшные, в Петербурге. В том числе и есть сам Петербург, который заполучил славу «криминальной столицы». И очень бы не хотелось, чтобы эта слава вернулась вновь.
И эта мера тоже была санитарной, потому что здесь ведь понятно было, что этот кандидат – это некий апостол, это проводник воли, и на данный момент не более того, пока его не узнал город. И этим кандидат силен, и этим кандидат ценен, тем, что он является абсолютным полномочным, рукоположенным представителем.
И необходимо было в этот момент это рукоположение подтвердить, поскольку эта сила того кандидата – того кандидата, о котором мы говорим, - это была единственная сила этого кандидата и его единственное на тот момент достоинство, пока мы не успели узнать…
НЕВЗОРОВ: Так что, сделано было абсолютно верно.
ШУСТЕР: Это нормально? Ведь предстоит еще второй тур.
НЕВЗОРОВ: Это абсолютно нормально, потому что…
ШУСТЕР: Единственный кандидат. Это нормально?
ВЕШНЯКОВ: Что вы от меня хотите? Есть точка зрения человека, которого вы спровоцировали на этот вопрос.
ШУСТЕР: Оказывается, это я. Вот видите, вот поэтому мы и в записи. Я его провоцирую…
ВЕШНЯКОВ: По крайней мере, есть точка зрения, с которой можно не соглашаться. Я в значительной степени с ней не соглашаюсь. Но уважать чужое мнение надо уметь.
ЗЮГАНОВ: Я хотел бы по этому вопросу справочку дать. Я хорошо знаю ленинградскую ситуацию. Там Яковлев грамотно и достойно работал. Надо было его вытащить оттуда. Но ленинградцы проголосовали ногами. Фактически две трети не пошли на выборы, а те, кто пришли, 11 процентов впервые зачеркнули и проголосовали «против всех». С таким доверием работать кому угодно работать будет крайне сложно. Ленинградцы не любят насилия над собой, своим мнением…
ШУСТЕР: Александр Альбертович, в этом есть доля правды: 29 процентов пришли на выборы. Это, конечно, показатель очень и очень плохой.
ВЕШНЯКОВ: Плохой. Кстати, самый плохой за всю историю выборов глав исполнительной власти Российской Федерации вообще.
ШУСТЕР: А это не связано с последними временами, когда начались ограничения, когда все думают, как бы от них уйти?
ВЕШНЯКОВ: Хорошо, давайте не зацикливаться только на одном очень большом и уважаемом городе Санкт-Петербурге. У нас по этому новому закону, который, мы выяснили, уже действует больше года на территории Российской Федерации, прошли десятки выборов глав исполнительной власти. И только что, за несколько недель до этого, они состоялись в Карачаево-Черкесии. Два тура было. Проиграл, кстати, действующий президент. Разница в голосах между проигравшим и выигравшим всего 3000 голосов с небольшим – полтора процента. Тем не менее, на основании воли народа действующий до этого президент, кандидат, сдал полномочия, другой, который победил, стал во главе этой республики. Это что? Это тоже пример нашей России. Кстати, явка и в первом и втором туре была почти 70 процентов, далеко за 60.
Посмотрим на другой регион. Выборы в Мордовии, Белгородской области. Там такие были скандалы? Явка была не ниже, чем на прошлых выборах 4-5 лет назад. Так что Россия у нас разная. Я согласен, есть аномалии определенные. Кстати, Санкт-Петербург относится к одним из таких регионов аномального характера проведения выборов. Это уже факт.
ШУСТЕР: Я напомню зрителям, которые только что включили канал НТВ, что у нас сегодня аудитория поделена на две группы. Группа, которая согласна с Президентом, который открыто высказывает свои политические пристрастия, и группа, которая с этим не согласна. А они между собой не согласны вообще, эти две группы. Это две параллельные линии, которые не встречаются никогда. Это тоже некий раскол все же.
ВЕШНЯКОВ: Ну что ж, во время выборов раскол всегда бывает. Главное, чтобы после выборов раскола не было.
ШУСТЕР: Алексей Венедиктов.
ВЕНЕДИКТОВ: По-моему, вопрос не в том, правильно ли поступил Президент или не правильно? Вопрос в том, нарушил ли гарант Конституцию, закон или не нарушил? Я согласен с Леонтьевым, Президент должен иметь право высказывать свое предпочтение, но закон ему это запрещает. Просто за-пре-ща-ет. Просто вот нельзя. (апл.) Это в законе. Я напомню вам, что в этом законе, который, кстати, оспаривается…
ШУСТЕР: Вот, впервые две группы нашей аудитории объединились, согласны.
ВЕНЕДИКТОВ: Это же очевидно. В законе запрещено чиновникам группы «А» заниматься агитацией. Президент – чиновник группы «А». Значит, запрещено. В агитации написано: «запрещено высказывать предпочтения». Президент высказал предпочтение Валентине Матвиенко, Президент высказал предпочтение партии – «Единой России». Он нарушил закон. Закон надо изменить, чтобы дать возможность политическим деятелям высказывать свои предпочтения. И в этом смысле и надо понимать запрос в Конституционный суд. И мы должны просить, и Александр Альбертович должен просить Конституционный суд рассмотреть этот запрос в срочном порядке, потому что, если потом выяснится, что Государственная Дума или Президент Российской Федерации избраны по неконституционному закону, что тогда будет с легитимностью Думы и Президента? По-моему, это довольно интересная штука. А потом в Страсбург пойдут. Не надо! Вот надо заменить, исправить закон. На мой взгляд, так. (апл.)
ШУСТЕР: Алексея Венедиктова поддерживают… Впервые аудитория объединилась, Александр Альбертович.
ВЕШНЯКОВ: Хорошо, когда бывает позиция, по которой можно объединяться. Но та категорическая оценка закона и запрета для президента там, в законе, не существует. Только я не хочу сейчас превращать нашу дискуссию в следующий вопрос: возьми, открой статью такую, пункт такой-то. Надо читать закон во всей системе.
Второе. В каких формах это высказывается? Вы знаете, в некоторых странах есть такое требование: когда высокое должностное лицо проводит какие-то рабочие встречи, это не освещаться в средствах массовой информации. Кстати, единственный канал НТВ не дал сразу репортаж об этой встрече. И правильно сделал. Помните, я вам сказал. (апл.) А остальные в данном случае решили прогнуться. И в этом отношении беда-то вся в том, что у нас по этому поводу наблюдается следующая картина: если уж президент что-то сказал, с кем-то встретился, то всем надо взять под козырек и начинать лизать это блюдо. Вот у нас беда-то какая, в нашем государстве.
ШУСТЕР: Это да, но я… понимаете, каждый журналист вам ответит: встреча Президента со своим представителем в Северо-западном регионе… Пожалуйста. И потом Михаил Леонтьев.
ВЕНЕДИКТОВ: У меня такое впечатление, Александр Альбертович, что операторы ОРТ и РТР каким-то подземным ходом, тайно попали в Кремль, прорыли под Спасской башней, Федеральная служба охраны их не заметила, они тайно ворвались в кабинет Президента, скрытой камерой сняли и затем отползали, боясь. И между прочим, сейчас прокуратура Петербурга именно им предъявляет обвинение в том, что они это снимали. Пресса оказалась виновата! (апл.). Если так охраняют президента от журналистов, ну. тогда ФСО надо менять. Я не понимаю, честное слово!
ВЕШНЯКОВ: Подождите, Алексей Алексеевич, во-первых, давайте будем правильно информированы, ведь дело-то это не закрыто. Вы же знаете отлично, что этот вопрос касался выборов в Санкт-Петербурге. Поступили жалобы в избирательную комиссию Санкт-Петербурга, и она, рассмотрев эти жалобы, приняла решение. Вы же знаете какое решение – возбудить административное производство, ввести административное расследование.
ВЕНЕДИКТОВ: По отношению к журналистам, Александр Альбертович!
ВЕШНЯКОВ: Ну не перебивайте, ради бога! Что за свобода слова, в конце концов?
ВЕНЕДИКТОВ: Свобода слова – говорить правду, Александр Альбертович.
ВЕШНЯКОВ: Я говорю правду, что дело в данном случае по этому поводу не закрыто, ведется административное расследование. и чем оно закончится – это еще покажет ближайшее время.
ШУСТЕР: Время покажет. Михаил Леонтьев, пожалуйста.
ЛЕОНТЬЕВ: Лешенька, что же ты лишаешь Президента права заниматься тем, чем занимаемся мы с тобой и все наши коллеги?
ВЕНЕДИКТОВ: Это не я, это закон!
ЛЕОНТЬЕВ: Закон здесь… Вот давай не будем!
ВЕНЕДИКТОВ: А вот пусть суд выскажет…
ЛЕОНТЬЕВ: Дай мне сказать.
ШУСТЕР: Даже если Венедиктова слышно без микрофона, дайте ему микрофон.
ЛЕОНТЬЕВ: Дело в том, что не было агитации. И не было высказывания…
ВЕНЕДИКТОВ: Была агитация.
ЛЕОНТЬЕВ: Подожди! Подожди, ты уже сказал, что была.
ВЕНЕДИКТОВ: Ты говоришь: не было, а я говорю, была.
ЛЕОНТЬЕВ: Ну еще раз скажи: не была – была, не была – была.
ВЕНЕДИКТОВ: Суд рассмотрит…
ЛЕОНТЬЕВ: Я свою позицию высказываю. Я тебя не перебивал. Что за манера? Ты же не в «Эхо Москвы». Не было агитации и не было высказывания предпочтений. Я хочу пояснить, что я имею в виду. У меня и у моих коллег было большее количество всяких судебных процессов по поводу унижения чести и достоинства. Я не могу сказать, что вещи, которые я говорил о людях, которые были истцами, были им приятны. Но формально они не подпадали, и ни одного суда у меня никто не выиграл и не выиграет, потому что они не подпадали, потому что это иначе трактуются.
Если уж ты говоришь о законе, здесь есть казуистика, Президент свои слова, выражения и поведение соизмерял с той трактовкой закона, которая позволяла такое говорить. И мы все время говорим… Чего заниматься ерундой? Если здесь не поняли шутки сначала, я попробую то же самое сказать серьезно. Можно?
ШУСТЕР: Конечно.
ЛЕОНТЬЕВ: Речь идет о том, что всякое всеобщее избирательное право связано с очень масштабным манипулированием. В России в силу наших традиций это манипулирование иногда является подавляющим, особенно когда речь идет о парламентских, местных выборах. Президентские в меньшей степени. Дело в том, что большая часть электората на этих выборах действительно не поддается никаким доводам разума, ею манипулируют. Вот то, что называется «черный пиар», «грязные технологии». Это не нормальная агитация, а технологии. Конечно, хочется взять эти технологии и убрать, и создать вменяемую систему выборов.
У нас был исторический опыт строительства демократии в России, начало века, когда наша власть российская, в том числе и наш великий реформатор Столыпин занимались тем, что манипулировали избирательным законом, избирательным правом, постоянно видоизменяя его, чтобы получить вменяемую и работоспособную думу. Чем это кончилось, мы знаем. Это же тоже пиар. Это тоже определенный пиар, только глобальный. Может быть, эта система и нужна. Надо смотреть, работает она или не работает.
ШУСТЕР: Михаил, вы уходите из юриспруденции в историю.
ВЕШНЯКОВ: В данном случае я с Михаилом Леонтьевым согласен. Ведь, в конце концов, закон есть, закон работает. На сегодняшний день, кстати, все партии включились в эту кампанию. 37 съездов уже состоялось. Всего 44 партии, которые имеют право на участие в выборах. Никто не бойкотирует.
Следующее. Так давайте мы получим практику применения в том числе и этих норм – не идеальных. Идеальных норм вообще не существует.
ШУСТЕР: А вы согласны с Михаилом Леонтьевым, когда он говорит, что есть целая страта электората, которой так или иначе надо манипулировать?
ВЕШНЯКОВ: Отвечу и на этот вопрос. Наш призыв в данном случае: давайте работать, давайте не допускать перегибов ни в одну крайность, ни в другую. Вы, уважаемые депутаты, сегодня уже кандидаты от политических партий; вы, уважаемые средства массовой информации; вы, уважаемые суды, которые в конечном итоге будут ставить точку в этих вопросах, и мы, избирательная комиссия. Вот к чему я призываю на этих выборах, а не устраивать дискуссию по этому поводу из-за того, что очень хочется, потому что мешает закон. Закон мешает манипулировать общественным мнением в Российской Федерации, опять ставить под сомнение сам закон.
Вообще, главная движущая сила, которая сегодня ставит под сомнение эти нормы, заключается в следующем. Первое. Закон не соответствует интересам определенных людей, находящихся у власти, которые привыкли при помощи административного ресурса и только его побеждать на выборах. Он им ограничения дает – это точно. Если мы отменим ограничения, о которых говорит, в частности, так небрежно Алексей Алексеевич, мы получим то, что получали уже.
Второе. Кому он мешает? Он мешает тем, кто привык на выборах зарабатывать огромные деньги и манипулировать общественным мнением, потому что покупают эфир сколько угодно и кто угодно. Вы эти примеры знаете. Так вот, эти силы, конечно, сегодня возмущаются. Поэтому давайте не доходить до крайностей, давайте нормально работать, улучшим практику применения этого закона, учтем, что будет положительное, а что отрицательное. И затем обязательно надо рассмотреть этот вопрос в Конституционном суде, в том числе, с учетом практики других стран, потому что на выборах бывали и такие случаи, когда к власти при помощи выборов приходил, например, Гитлер. Это ведь тоже надо всем нам помнить.
ШУСТЕР: Спасибо, Александр Альбертович. Вы можете вернуться…
ЗЮГАНОВ: Один вопрос.
ШУСТЕР: Я дам всем высказаться. Пожалуйста. Я приглашаю просто Бориса Надеждина к микрофону.
ЗЮГАНОВ: Я хотел бы попросить Александра Альбертовича прокомментировать. Вы говорите об административном давлении. Впервые на выборы идет половина губернаторов. Из Тюменской области все три руководителя возглавляют этот список. Они должны сегодня заниматься подготовкой к зиме, уборкой урожая, чем угодно… Они должны уходить в отпуск. Это не просто насилие будет над избирателем, это будет сплошная халтура. Причем все без исключения, ни один не пойдет в Думу. Кому нужен этот фальшивый список?
ВЕШНЯКОВ: Вопрос ваш понятен. Я этот список не составлял. Я за него ответственности не несу.
ЗЮГАНОВ: Но это законно или нет?
ВЕШНЯКОВ: Подождите, подождите. С точки зрения закона, может любой гражданин быть в списке партии. Вы это отлично знаете. Чего вы мне задаете вопрос? Сами законодатели. Но я вам гарантирую: если вы этот закон не отмените, через Конституционный суд, в том числе, небрежно так, под общий соус, за защиту свободы слова, каждый из должностных лиц любой категории, как только будет зарегистрирован кандидатом, уйдет в отпуск, не будет его служебной деятельности. И нечего будет освещать. Вот какой порядок заложил этот закон, в отличие от того, что было раньше. Геннадий Андреевич, вот ответ на ваш вопрос.
ШУСТЕР: Александр Невзоров. Вот-вот мы с ним попрощаемся. Я сразу вам говорю спасибо за участие в программе, но у вас еще есть пара минут. Подведите итог, пожалуйста.
НЕВЗОРОВ: Я бы хотел Вешнякову задать вопрос. Можно?
ШУСТЕР: Пожалуйста.
ВЕШНЯКОВ: Конечно, все сегодня вопросы ко мне.
НЕВЗОРОВ: Какие выборы в истории человечества были самыми первыми?
ВЕШНЯКОВ: Адам и Ева.
НАДЕЖДИН: Вы помните, да?
ВЕШНЯКОВ: Нет. (апл.)
НЕВЗОРОВ: Тогда было три разбойника и один Христос. Народу предложили проголосовать, кого помиловать. Вот я все-таки, предполагаю, что это были первые выборы без всякого пиара, как вы помните.
ВЕШНЯКОВ: Нет, ну если так говорить, то у нас выборы одни из самых чистых были в 89-ом году. Романтические выборы народных депутатов СССР. В 90-ом году – выборы народных депутатов РСФСР. Я был там, кстати, одним из кандидатов в депутаты, из 14 кандидатов победил во втором туре. Так что у нас были разные выборы, начиная с Адама и Евы.
ШУСТЕР: Но тогда же была гласность, и никто ее не ограничивал.
ВЕШНЯКОВ: И сейчас ее никто не ограничивает. Вы придумали себе закрытую передачу, которую завтра только выпустите в эфир. Вы придумали, а не я. (апл.)
Да, кстати, мы же встречались с вами в начале кампании.
ШУСТЕР: Да.
ВЕШНЯКОВ: И именно так я вам говорил. Но нет, вы говорили: нет, все-таки я не могу, потому что мне начальство не разрешает. Ну начальство не разрешает, так причем тут я?!
ШУСТЕР: Я оставлю это без комментариев.
ЯВЛИНСКИЙ: Браво.
СИМОНОВ: Я хочу напомнить, как называется закон. Просто как-то политики и журналисты взаимно и замечательно обсуждают закон, который называется «О праве граждан». Вот у меня ощущение…
ШУСТЕР: А они что, не граждане, что ли?
СИМОНОВ: Секундочку. Давайте, если разбираться с гражданами, то, мне кажется, что 386 депутатов, которые за этот закон…
ВЕШНЯКОВ: 368.
СИМОНОВ: 368, которые за этот закон проголосовали, были политиками, а 104 опомнились и вспомнили, что они граждане, и против этого закона начали протестовать. Против того самого, за который проголосовали. У меня сейчас в конторе идет сверка списков: мне жутко интересно, кто голосовал «за» из тех, кто подписал сегодня этот протест, превратившись из политиков наконец-то в граждан. Спасибо, граждане.
ШУСТЕР: Борис Борисович. Так вот на одно из, я назову это обвинением, критикой в ваш адрес, что, в общем, вы не свободу слову защищаете, а занимаетесь рекламой…
НАДЕЖДИН: Ну, какая ж тут реклама. Уж извините, Александр Альбертович, я, кстати, абсолютно убежден, 100-процентно, что Центризбирком во главе с Вешняковым действительно хочет сделать выборы честными и свободными и такой приготовил. Когда мы голосовали за закон – я хочу ясность внести, абсолютно ясную ясность, - все фракции проголосовали за закон, потому что в этом законе, кроме темы агитации, еще 100 других тем. И многое, что мы решили…
ВЕШНЯКОВ: 150.
НАДЕЖДИН: Да, мы с вами обсуждали все эти вопросы, и много в нем хорошего по совокупности. Но, Александр Альбертович, помилуйте, не я ли с вами в зале заседания ругался по поводу слов «побуждающего к агитации»? Но это правда. И мы голосовали против вот этой 48-ой статьи, которую мы и оспариваем. И чтобы внести ясность в дискуссию, я могу сказать, что там написано и в чем сыр-бор заключается. По-моему, это очевидная вещь.
ШУСТЕР: Скажите, но коротко: проблема агитации? Что считается агитацией, а что не считается агитацией?
НАДЕЖДИН: Уважаемые эксперты, уважаемые зрители, объясню, о чем идет речь. Закон действительно написан так, что ни слова нельзя говорить про кандидатов и участников журналисту, кроме как в жанре оплаченной информации. Я за то, чтобы, как говорит Леонтьев, президент Путин выступал от имени «Единой России». Хотя я за другую партию, я за это, но этот закон реально запрещает это Президенту. Как сказал Венедиктов, «это правда и мы за это боремся». Что там буквально написано? Мы оспариваем конституционность конкретно пункта «Д» статьи 48. Там написано, что «предвыборной агитацией по определению является распространение всякой информации о кандидате, кроме его профессиональной деятельности». Просто пример.
ШУСТЕР: Я же сказал: «галстук Явлинского».
НАДЕЖДИН: Да. Я вам больше скажу. Если читать по пункту этой статьи, - Александр Альбертович, я говорю чистую правду - вы должны уделить равное время по поводу галстука всем присутствующим и не допустить передозировки положительной и отрицательной информации. Поэтому, чтобы передача пошла в этой части в эфир, вы должны что-нибудь сказать про этот галстук, про этот, ну и так далее. Тут могут быть представители других партий. Это я цитирую закон.
ВЕШНЯКОВ: Оказывается, он не только политик, но еще и юморист.
ШУСТЕР: То есть это не так?
НАДЕЖДИН: Александр Альбертович, я не юморист. Меня этот закон при попытке его умом понять и, кстати, не только меня, журналисты здесь сидящие сейчас кивают головами, – там так и написано. Или еще пример. Цитирую закон, ей богу, вот просто, цитата: «Предвыборной агитацией признается деятельность, способствующая созданию положительного или отрицательного отношения к кандидату или партии». Пример. В городе Н-ске живут два гражданина: Иванов – отличный семьянин, хороший работник, член партии, например, «Яблоко», если не возражает Явлинский.
ЗЮГАНОВ: Лучше КПРФ.
НАДЕЖДИН: И гражданин Сидоров, пьяница, дебошир, хулиган, член… ну, другой партии (апл.). Всё, если они кандидаты, вы ни слова не можете написать ни в каком СМИ, потому что про Иванова вы правду можете писать только хорошую, а про другую партию правду только плохую. Всё, нельзя ничего говорить. Но это полбеды. Я согласен с тем, абсолютно согласен, что президент имеет право состоять в партии. Мы это тоже обсуждали, вы знаете мою позицию.
ШУСТЕР: Вот наконец наша аудитория поняла, о чем речь.
НАДЕЖДИН: Так ладно, про президента. Самый ужас в этом законе, самый ужас. Почему мы собрали 104 подписи? Да,104 – все собрали. Ужас в том, что он все равно не выполняется. Понимаете, какая история?! Ладно, президент: принял Матвиенко официально, прав, Питер, проблемы. Но вся страна с изумлением наблюдала, что, оказывается, победе сборной России по футболу над Швейцарией наша страна, знаете, кому обязана? Вы никогда не догадаетесь.
ШУСТЕР: А вы представьте себе …
ЗЮГАНОВ: Как не догадаемся? Грызлову и Шойгу.
НАДЕЖДИН: У меня было ощущение, когда я увидел сюжет из раздевалки, что голы забивали не Булыкин с Мостовым, а Шойгу с Грызловым. Я не знаю, кто больше забил. (апл.) Или другой пример. Тоже из жизни. Власть плевать хотела на эти ограничения, поэтому их лучше отменить и развязать руки и журналистам, и президенту Путину, всем. Александр Альбертович, я вас глубоко уважаю, вы будете считать голоса. Я искренне убежден, что все будет хорошо, и не примите ничего лишнего.
ВЕШНЯКОВ: Единственное, я хотел бы одну справку дать. То, что сейчас говорил Борис Борисович, цитируя нормы одной статьи, он был прав, с одной стороны. Но он не цитировал нормы другой статьи – об информационной деятельности, в которой говорится, что она ведется свободно. Главный принцип ее - чтобы она была достоверна, объективна и не нарушала принцип равенства кандидатов. И в данном случае, сочетание этих двух статей позволяет как раз решать в комплексе те проблемы, которые он нарисовал с юмором…
НАДЕЖДИН: Савик, у меня гигантская просьба: прямо здесь пообещайте, что в матче с Грузией будут в раздевалке Явлинский, Надеждин, Зюганов. Просьба очень важная.
ШУСТЕР: Я или Александр Альбертович?
НАДЕЖДИН: Александр Альбертович, вы же «за»? Вы за это?
ВЕШНЯКОВ: Борис Борисович, я раздевалками не командую.
ШУСТЕР: Валентина Иванова, пожалуйста, депутат Госдумы от «Единства».
ИВАНОВА: Я хотела сказать несколько слов по поводу прозвучавшего сегодня здесь. Первое. Но ведь совершенно неправильно говорить, что этот закон отменяет диалог в эфире. Этот диалог разрешен, но после, вернее, до 30 дней по истечении этого срока. То есть 30 дней – пожалуйста, диалог в эфире разрешен. И это есть соответствующая статья закона.
Второе. Я хотела бы сказать, что ведь неправильно Борис Борисович говорит, что нельзя говорить о деятельности депутата и так далее. Можно говорить, но в течение 30 дней после начала избирательной кампании. Но, конечно, возникает вопрос, что это должно быть избирательным фондом организовано и так далее.
И третье. Борис Борисович и уважаемые коллеги, если мы говорим о том, что что-то в законе неправильно, а действительно, в принципе, может такое быть, мы ведь занимаемся развитием и демократических основ, и новыми аспектами, и я хочу сказать: работа над поправками к закону – это отнюдь не взаимодействие с Конституционным судом. Здесь все же в большей степени имеет место пиар, работа на соответствующую популяризацию и так далее. Если закон и соответствующие поправки, то месяц уже работает Государственная Дума. Я бы согласилась с вами, если бы наряду с запросом в Конституционный суд были бы поданы соответствующие поправки в Государственную Думу, и мы бы стали этим заниматься.
И самое последнее, самое важное. Мы ведь все говорили о том, что прав президент, выступал и так далее. Но все забыли сказать о том, что главным для нас должно быть? Это основной вопрос: что мы сделали для избирателя, насколько мы ближе к избирателю? Или важнее вопрос политической демагогии? 30 дней, 40 дней, 50 дней и так далее. Вот, мне кажется, это должно быть самым важным и главным.
ШУСТЕР: Борис Надеждин, Геннадий Зюганов, Алексей Венедиктов.
ЗЮГАНОВ: Короткую справку можно? Валентина Ивановна, вот сейчас вернетесь с передачи… Валентина Николаевна, прошу прощения… Включите телевизор, информационные передачи первого и второго канала. Там будет: первое – Путин, второе «ужастики», третье – «Единая Россия» и четвертое – погода. Больше никаких сюжетов в течение месяца не было и не будет. (апл.) Вот весь диалог и все равенство.
ВЕШНЯКОВ: Во-первых, причем здесь закон, если такая политика ведется средствами массовой информации? Это раз. Второе, Геннадий Андреевич…
ЗЮГАНОВ: Это государственное телевидение.
ВЕШНЯКОВ: Я просто хотел бы сказать следующее. Вот когда говорят о том, что диалога, споров, теледебатов не может быть по определению в этой избирательной кампании, это же неправда. Я предложил вашему каналу НТВ: пожалуйста, вот сейчас обнародуйте расценки, что вы всем партиям готовы предоставлять не ролики, в которых они себя рекламируют красивых, только на телевидении.
ШУСТЕР: Платные дебаты.
ВЕШНЯКОВ: Платные дебаты.
ШУСТЕР: С 7 ноября.
ВЕШНЯКОВ: Так нет, пожалуйста, но вы до сих пор даже не ответили на этот вопрос. А еще пройдет неделя, и после этого вы даже не сможете этого сделать. Вы что, хотите просто игнорировать участие вообще в избирательной кампании? Объявляете ей бойкот? Так понимать вашу позицию или как?
ШУСТЕР: Нет, абсолютно никакого бойкота мы не объявляем. Я думаю, что мы в этой кампании будем участвовать. Но я вам говорю до платной агитации. Мы сегодня имеем право говорить так, как мы говорим, и приглашать всех лидеров только потому, что была эта инициатива подачи запроса в Конституционный суд. Потому что никто Думу не отменял. Это все действующие законодатели, они имеют право сюда придти и то, что делается, это не пропаганда. Если бы этого не было, я бы не имел права…
ВЕШНЯКОВ: Правильно, пропагандой нельзя заниматься, нарушая закон. Правильно. Что, вы сомневаетесь в этом?
ШУСТЕР: Нет, я в этом совершенно не сомневаюсь, но я не понимаю, почему я не могу пригласить того или иного лидера говорить с ним о политике вообще, а не о его узкой специальности.
ВЕШНЯКОВ: …. природа появления этих норм, которые так дружно поддержало 368 депутатов. Вы знаете эту природу? 99-ый год. Выборы четыре года назад. Начались они с информационных войн, потом появился телекиллер Доренко, который уничтожил или уничтожал некоторых своих политических конкурентов. И единственной организацией, которая пыталась остановить этот беспредел, был Центризбирком России. Обратились мы в Министерство печати. Так ведь было, Геннадий Андреевич? Вы, наверное, подтвердите это, хотя во многом не соглашаетесь. Говорим: остановите это безобразие, вынесите предупреждение. Министерство печати: «Да нет, все нормально». И только когда уже осталась неделя до завершения избирательной кампании, тогда уже все созрели – перебор явный, вынесено было предупреждение ОРТ и конкретно этой передаче Доренко. Так что, мы хотим, чтобы опять это все повторилось? Не хотим. Никто. Кстати, сами тогда журналисты говорили по этому поводу.
ЗЮГАНОВ: Александр Альбертович…
ВЕНЕДИКТОВ: Геннадий Андреевич, извините, пожалуйста. Валентина Николаевна, отчего такое презрение у депутата к Конституционному суду? Вы так небрежно сказали: «какой-то Конституционный суд». Мы просим одного: пусть нам подтвердят, что те нормы, по которым мы работаем, в этой избирательной кампании соответствуют Основному Закону Российской Федерации. Мы больше ничего не просим. Вы говорите: «Не надо». А я говорю, надо, потому что, если вам изберут по этим нормам неконституционным, потом таковыми объявленными, вы для нас не будете депутатом. Имейте это в виду. ( апл.)
ШУСТЕР: Валентина Иванова, пожалуйста, ответьте. Потом Геннадий Зюганов, Борис Надеждин – по 30 секунд. Нам на рекламу надо уходить, даже в записи, кстати.
ИВАНОВА: Я сказала об одном. Если вы считаете, а это видно по вашему настрою, вы действительно считаете, что эти статьи надо менять, то, на мой взгляд, нужна соответствующая работа в Государственной Думе, подкрепленная, если хотите, вашими действиями. Но получается таким образом, что вы обращаетесь в Конституционный суд, а с Государственной Думой работать не планируете и тем самым даете возможность для соответствующей оценки ваших действий. Это первое.
И второе. Я хотела бы сказать, что этот закон дает возможность ведения серьезной агитации в течение 30 дней. Это очень серьезная демократическая норма, уравнивающая всех в решении вопроса, связанного с предвыборной кампанией.
ШУСТЕР: Спасибо. У нас в студии журналист Константин Катанян, который подал в Конституционный суд жалобу.
КАТАНЯН: Значительно раньше, чем группа депутатов, кстати. Поэтому я хотел бы отметить, что мы работали не только с депутатами Государственной Думы. Еще когда закон готовился, нас собирал Александр Альбертович и выслушивал наши пожелания. И уже тогда мы сказали, что этот закон не соответствует Конституции. Он лишает не только журналистов, он лишает всех граждан права высказывать свои мнения о кандидатах. Вы хотите говорить только сами о себе. Нет, извините, каждый гражданин может высказаться, высказать свое мнение, кого он поддерживает, кого он не поддерживает. Закон это запрещает – любая агитация только из средств избирательного фонда. У граждан нет избирательных фондов.
И кроме того, не одна эта 48-ая статья, а целый ряд статей этой главы седьмой «Об агитации» нарушают конституционные права граждан, конституционные права, в том числе, журналистов, конституционные права Президента и конституционные права даже ваши, депутаты.
ВЕШНЯКОВ: Раз ко мне было брошено, давайте я отвечу.
НАДЕЖДИН: Савик, в меня брошена такая дубина уже давно, я жду…
ЗЮГАНОВ: Александр Альбертович, тогда я задам вам еще один вопрос, вы заодно ответите.
ШУСТЕР: Подождите, подождите. Вот это тоже показательно.Почему, скажем, такие вещи не обсуждаются в самой Государственной Думе? Почему вы не приходите и вам не задают все вопросы, а вы на них не отвечаете? Правда, еще надо, чтобы кто-то это показал.
ЗЮГАНОВ: Савик, еще один вопрос, короткий. Александр Альбертович, вы назвали Доренко. Сванидзе и Караулов полгода глушат нашу партию – все сплошная ложь и инсинуации. Почему Центризбирком не ответил на наши запросы, наши вопросы? Мы приглашали Караулова в комиссию по коррупции. Почему никто не собирается рассматривать эти …
ШУСТЕР: Аудитория начинает нас не понимать.
ВЕШНЯКОВ: Геннадий Андреевич. Первое. Выборы-то всего 20 дней идут, а вы мне говорите, что было еще полгода назад. Я не регулирую никаких процессов, когда нет выборов вообще. Это первое.
Второе. Я прошу всех понять: мы, Центральная избирательная комиссия, за то, чтобы обязательно все эти споры рассмотрел Конституционный суд. Именно так я отвечал на этот вопрос сразу, после того, как был принят закон. И первым, кто публично его поставил под сомнение, если уж быть для истории справедливым, был Марат Гельман. И я говорю: это даже очень хорошо сейчас поставить вопрос в Конституционном суде, чтобы все точки над «i» были расставлены. Тогда, год с лишним назад, никто почему-то этого не стал делать. И только тогда, когда началась избирательная кампания, обострились все эти чувства, отношения, в том числе, как сказал Алексей Алексеевич или кто-то из журналистов, «были депутатские, а теперь гражданские». Поэтому вот в чем дело, понимаете, есть правила. Когда идет избирательная кампания, лучше не менять правил, иначе мы все запутаемся.
ШУСТЕР: Борис Надеждин, у вас 20 секунд и мы у ходим на рекламу. Подведите итог.
НАДЕЖДИН: Коротко скажу, за что мы бьемся, потому что была фраза, что это пиар. Это не пиар, Александр Альбертович. Крупным теле- и радиокомпаниям мало что угрожает, а в регионах будут закрывать компании по этому же закону и журналистов выгонять. У меня есть друзья в Мытищинском районе, Мытищинское региональное телевидение. Я к ним недавно приехал, а у них огнетушители висят везде. Я говорю: что такое? Вы пожаров боитесь, что, пожары замучили? Нет, не пожары, пожарные. Показали серию репортажей про ЖКХ - их выгнали из помещения, приходят с проверками и так далее. Вот мы об этих людях думаем, о независимых, небольших журналистах.
ВЕШНЯКОВ: Борис Борисович, где же вы были полтора года назад?
НАДЕЖДИН: Полтора года назад мы не могли себе представить масштабы бедствия. Для меня вот клиническим событием был футбол с Шойгу и Грызловым. После этого я понял: всё, мы попали. (апл.)
ШУСТЕР: Спасибо, Борис Надеждин. Мы прервемся на рекламу, после чего выслушаем точку зрения лидера партии «Яблоко» Григория Явлинского.
ШУСТЕР: Еще раз добрый вечер. В эфире «Свобода слова». Мы обсуждаем двойные стандарты свободы слова сегодня в России. Я приглашаю к микрофону лидера партии «Яблоко» Григория Явлинского. Пока он идет, напомню (апл.), что наша аудитория поделена по вопросу: согласен с Президентом, с тем, что он публично признает свои политические пристрастия; не согласен с тем, что Президент это делает. «Синие» и «красные». Григорий Алексеевич, вот на протяжение всей дискуссии вы сидели, слушали, не произнесли ни слова. К какому выводу вы пришли?
ЯВЛИНСКИЙ: Дискуссия была непростая, поэтому трудно было понять, о чем идет речь. (апл.) Это главный мой вывод. Но предмет, на самом деле, исключительно серьезный. Мы обсуждаем вопрос работы средств массовой информации в России. Почему он вызывает столько напряжения и такие дискуссии? Потому что это один из главных инструментов удержания власти. Это же инструмент удержания власти. Для того чтобы удерживать власть в России, на сегодняшний день со средствами массовой информации сделано все, чтобы они достойно служили тем, кто сейчас находится у власти. (апл.) Именно поэтому в России нет независимого телевидения. И все телевизионные каналы национального значения находятся в руках управления одной и той же части власти или группы людей, которые ими управляют. А это означает, что там регламентируется, кто может выступать, сколько может выступать, какие темы можно обсуждать, какие темы нельзя обсуждать, как лучше расставлять акценты.
ШУСТЕР: Григорий Алексеевич, но вам же каждый человек скажет: вот вы здесь расставляете акценты.
ЯВЛИНСКИЙ: Да, вот я расставляю акценты в записи (апл.) именно потому, что решили, что лучше во время выборов все политические передачи пустить в записи. И это вовсе не имеет никакого отношения к этому закону. Вовсе не имеет никакого отношения. Это имеет отношение только к существу дела.
Теперь, я хочу заметить в отношении того, что вы сейчас сказали. Свобода слова, на мой взгляд, -это не возможность однажды придти в вашу уважаемую передачу и сказать несколько дерзостей в адрес властей. Нет, свобода слова – это систематическая возможность излагать политические взгляды и общаться с моим избирателем. Это миллионы людей, которые меня избрали. Систематически излагать свою точку зрения. На вопросы коррупции в стране, на ситуацию в Чечне, на ситуацию в Вооруженных силах, на ситуацию в Государственной Думе, на ситуацию в правительстве. И обсуждать - это и есть публичная политика. Её сегодня в стране нет, в этом смысле. (апл.) И это вещь очень опасная.
Другая мысль, которая мне пришла, я вижу здесь, в аудитории, очень много уважаемых мною журналистов и очень серьезных российских политиков. Это ведь только часть вопроса. Ведь вопрос-то шире. Вопрос относительно той политической ситуации, которая создана в целом. Она включает в себя и положение наших судов в меру их независимости, и положение Законодательных собраний, и положение спецслужб, которые до сих пор не находятся под контролем граждан или даже парламента. И она же включает в себя и ситуацию со СМИ. Поэтому ситуация гораздо шире, она выходит конкретно за этот вопрос.
Вторая тема, которая, мне представляется, сегодня обсуждалась, - это может или не может Президент высказывать свои предпочтения? Ну, я считаю, что это правильно. И что тем самым он берет на себя ответственность и за губернатора в Санкт-Петербурге, и за ту или иную партию. Ну и хорошо. Я, например, во многом не согласен с этой партией, я противостою ей на выборах. И я хочу, чтобы мой избиратель знал, что в этом смысле я противостою и точке зрения Президента. И так же на губернаторских выборах в Санкт-Петербурге было. Мы единственная партия, которая выставила своего кандидата и открыто противостояла той ситуации, которая там сложилась, с точки зрения его поддержки тоже.
Сейчас я одну важную вещь скажу. Если же суд сочтет, что он поступил вне закона, о чем, наверное, справедливо говорят здесь и Алексей Венедиктов, и Александр Альбертович говорил, что рассматривается это в суде, то я, например, буду считать, что такой закон просто абсурден. Ну что это за закон, когда все всё знают, но по закону это почему-то нельзя? Ну что это за такая странная, какая-то дурацкая, всех нас просто делающая клоунами ситуация?
И третье, что здесь обсуждалось, мне кажется важным. Я вообще полагаю, что зря такая атака происходит сейчас на Центризбирком и, как говорили в прежние времена, лично на председателя Центризбиркома. С моей точки зрения, действительно там нужно исправлять эти… вносить поправки. Что касается поправок в закон о СМИ, как здесь уже Борис Борисович совершенно справедливо сказал, мы действительно их не поддерживали. И что касается закона об избирательных правах граждан, то это огромный закон. И действительно, вот на эти, собственно, статьи, которые сейчас поставили на обсуждение, никто в то время не обратил внимания. А обратили на них внимание, когда стали вносить поправки уже в закон о СМИ. Но мне кажется, что это вопрос, который требует разъяснения. Например, разъяснение Верховного Суда. Я не очень понимаю, почему нужен там Конституционный суд и сможет ли он что-либо сделать, потому что там, в запросе, речь идет о свободе средств массовой информации. А я хотел, обратившись ко всем, сказать: мы ведь, наверное, с вами понимаем разницу между, например, свободой передвижения и свободой средств передвижения. Правда? Так же как есть свобода информации и свобода средств массовой информации. Это два разных обстоятельства.
ШУСТЕР: Разных. Михаил Леонтьев. Но я бы хотел обратить внимание на то, что сказал Григорий Явлинский, что в принципе нет публичной политики, и это опасно. Она исчезла, исчезала постепенно, но сейчас она исчезла напрочь.
ЛЕОНТЬЕВ: Ну, есть еще какая-то публичная политика, поэтому я не знаю, опасно ли это. Может, это и опасно, но вообще ее мало стало конечно. Я к чему? Что хотел бы прокомментировать? Вот Григорий Алексеевич сказал, что есть государственные СМИ, где все дозировано и так далее. Григорий Алексеевич сам в своей же недавней статье написал, что надо оградить СМИ от грязного, циничного манипулирования олигархами. Все прекрасно понимают, что если говорить об эфирном телевидении, то оно может существовать в реальности сейчас в двух формах: либо как государственное, либо как олигархическое. Ну, вот здесь надо как-то выбирать. Все равно будет манипулирование.
И второй момент. Я бы хотел прояснить ситуацию, мне это, честно говоря, просто надоело уже. По поводу так называемого «телекиллера Доренко». Одно из двух, господа: либо вы хотите иметь всеобщие выборы и свободу слова и так далее в том виде, в котором они стандартно существуют, например, в виде первой поправки к Конституции США. Помните, народ против Ларри Флинта? Так вот, либо вы хотите это иметь, и тогда отстаньте, пожалуйста.
То есть, вы можете любить, не любить, ненавидеть – выключайте телевизор. Не нравится вам телекиллер Доренко? Если народ массой не выключает телевизор, для того существует, извините меня, законодательство общего характера – уголовное и гражданское. И никаких специальных избирательных законов по телекиллеру Доренко принимать нельзя. Если вам это не нравится и вы считаете, что у нас народ таков – а это, между прочим, вполне резонная позиция, - что им можно манипулировать таким путем, то надо перестать говорить про свободу и про всеобщие выборы, всеобщее избирательное право. И, может быть, надо ставить вопрос о всеобщем избирательном праве наконец-то, а не заниматься фигней. Потому что этот вопрос, на мой взгляд, основной, и он интересный. (апл.)
ШУСТЕР: Это вопрос такой обширный. Я думаю, что Александр Альбертович, вы…
ВЕШНЯКОВ: Нет, ну стоит человек – пусть отвечает. Я-то все время отвечу.
ЯВЛИНСКИЙ: Прежде всего, я хотел сказать, что, мне кажется, последние соображения, высказанные только что Михаилом Леонтьевым, мне представляются очень резонными. Что же касается телевидения, что оно либо государственное, либо олигархическое, то здесь я хотел бы высказать два соображения.
Первое. Да, сегодня пресса, в том числе и по этому закону, оказывается еще более подцензурной, чем она была, скажем, месяц назад. Ну, отмените сейчас эту норму, о которой говорит Вешняков и о которой все говорят, она будет еще более предоплатной. Ну что, будет лучше?
Поэтому здесь вопрос не совсем такой простой. Это сигнал. Вот сегодня совершенно верно Борис Борисович говорил, что это очень плохой сигнал регионам. Совершенно верно. Сейчас вы переверните эту норму – это тоже будет очень плохой сигнал регионам, но наоборот, но наоборот, все это просто прорвется, будет течь.
Поэтому, еще раз говорю, совершенно правильно, что Конституционный суд, но я бы считал, что Верховный суд должен, примет к рассмотрению, спокойно это проанализирует. Если поправки нужно какие-то вносить, можно и вносить. Можно и вносить ясность, но проблема-то гораздо шире и гораздо более фундаментальная.
А смысл ее, на мой взгляд, раз уж мне дали слово, заключается в следующем: должно быть общественное телевидение. Это телевидение, которое существует на бюджетные деньги, но эти статьи являются защищенными, неприкасаемыми, и существуют общественные механизмы регулирования редакционной политики. Это вовсе не значит, что может существовать только государственное и только частное.
ШУСТЕР: Григорий Алексеевич, спасибо. (апл.) Но мы не продолжим эту дискуссию. Это совершенно новая тема – общественное телевидение. Огромная тема, потому что в Италии -одно, а в Англии – другое.
ЯВЛИНСКИЙ: Мне просто кажется, что эта тема более важная.
ВЕШНЯКОВ: Кстати, она действительно связана с этой темой разговора.
ШУСТЕР: Она связана?
ВЕШНЯКОВ: Да.
ШУСТЕР: Ну, значит, мы продолжим, но в другой день. И, может, не в записи.
ВЕШНЯКОВ: Пожалуйста, если вам начальство разрешит.
ШУСТЕР: Спасибо, Григорий Алексеевич. ( апл.) Итак, мы прервемся на несколько минут рекламы и подведем итоги этой программы.
ШУСТЕР: Мы подводим итоги программы. Начнем со свободного микрофона, когда зрители становятся участниками. Пожалуйста.
- Еще раз убеждаюсь, что лучше жить в России с либеральными законами, чем в России единой по образу мышления и поступкам. Александру Вешнякову хочу сказать: если он действительно за честные выборы, зная, как у нас происходят эти выборы и кто правит бал, может быть, лучше подать в отставку.
- Я против нарушения законов властью. Даже плохих законов. Спасибо.
- Скажу коротко и ясно: любой закон, придуманный государством, работает во благо самого же государства. Спасибо.
- Если эта передача называется «Свобода слова», то она должна быть в прямом эфире, иначе ей надо изменить название.
- Считаю, что перед тем как единогласно принимать этот закон, господа депутаты, необходимо было хотя бы прочитать его весь целиком, а не первые 10 пунктов. Спасибо.
- Полная банальность! Один что-то сказал, второй что-то сказал, запутали напрочь. Русский менталитет.
- Выборы должны стать соревнованием конкретных предложений, полезных для возрождения России, а не очередным политическим фарсом.
- Я считаю, что создание общественного телевидения будет самым лучшим выходом в сложившейся ситуации.
ШУСТЕР: Спасибо. А сейчас мы посмотрим на то, как люди реагировали в течение всей программы.
Сейчас мы посмотрим на то, как в течение этого часа с лишним наша аудитория реагировала на то, что говорилось, что происходило в этом зале. Посмотрим на общий график. Я напомню, что люди, 150 человек, были поделены по вопросу: «Вы согласны с тем, что Президент публично высказывает свои политические пристрастия или не согласны?» Я прошу показать общий график программы. Мы увидим схождения и расхождения, их было достаточно много. Видите, «не согласны» - это синяя кривая, «согласны» - это красная кривая. Сходились очень и очень редко. Один раз, я сам отметил, когда Борис Надеждин нам весело рассказывал историю про двух человек, там аудитория сошлась, потому что это было понятно и смешно. Тем не менее, какое высказывание было публикой, нашей аудиторией одобрено больше других высказываний и понято? Пожалуйста.
ЯВЛИНСКИЙ: «Свобода слова – это систематическая возможность излагать политические взгляды и общаться с моим избирателем. Систематически излагать свою точку зрения на вопросы коррупции в стране, на ситуацию в Чечне, на ситуацию в Вооруженных Силах, на ситуацию в Государственной Думе, на ситуацию в правительстве».
ШУСТЕР: Итак, эти слова Григория Явлинского были восприняты обеими группами очень положительно. Это не значит, что другие не были, но это самая положительная реакция. А вот какая реакция была самой отрицательной? На какие слова?
ИВАНОВА: «Работа над поправками к закону – это отнюдь не взаимодействие с Конституционным судом. Здесь все же в большей степени пиар, работа на соответствующую популяризацию и так далее».
ШУСТЕР: Эти слова получили самый низкий рейтинг у нашей аудитории, у нашего электората. Особенно та часть аудитории, которая не согласна с Президентом, на эти слова прореагировала очень отрицательно. Итак, мы видим, что вообще-то аудитория, наша тест-группа и, если хотите, страна, то есть ее электорат, они, может быть, гораздо глубже понимают то, что происходит, чем мы себе представляем. Может быть, так? До следующей пятницы. (апл.)


[an error occurred while processing the directive] [an error occurred while processing the directive]   Сегодня на КПРФ.ру
 

 

Статьи членов КПРФ, НПСР и о КПРФ:
 
Илья Будрайтскис:  Что делать?  (08.06.2004)   |   С. Решульский: Представленный законопроект преследует единственную цель - лишить народ права на волеизъявление  (08.06.2004)   |   Анатолий Баранов, "Правда-инфо":  Черный пиар на красном поле  (08.06.2004)   |   Понять и действовать (статья третья)  (05.06.2004)   |   Маркетинг и консалтинг:  Кто атакует КПРФ?  (04.06.2004)   |   Павел Аптекарь, "Газета":  "Теперь наша цель - поднять флаг над Кремлем"  (04.06.2004)   |   Пономарев И.В.:  Интернет и политика  (02.06.2004)   |   Вторая статья из предсъездовского цикла работ о судьбах партии  (31.05.2004)   |   «МК-Новости» :  Сергей Решульский считает закон о публичных мероприятиях концептуально ущербным  (31.05.2004)   |   секретарь ЦК КПРФ Куликов О.А., Информационно-аналитический отдел ЦК КПРФ:  Тенденции развития общеполитической ситуации (24 - 30 мая 2004 г.)  (31.05.2004)   |   Понять и действовать  (30.05.2004)   |   Понять и действовать  (28.05.2004)   |   Анатолий Баранов, "Завтра":  Барон Осман в кепке  (28.05.2004)   |   секретарь ЦК Куликов О.А., Информационно-аналитический отдел ЦК КПРФ.:  Тенденции развития общеполитической ситуации (17 - 23 мая 2004 г.)  (26.05.2004)   |   "Советская Россия":  Включить энергию молодой смены  (25.05.2004)   |  
 

 

Политика:
 
"Русский журнал":  Большая часть общества покинула президента  (07.06.2004)
 
Эдуард Лимонов, "Русский журнал":  Рогозин - следующий президент?  (30.05.2004)
 
Елена Дикун, "Московские новости":  "Родина" станет правой  (30.05.2004)
 
Анна Рудницкая, "Московские новости":  Их город и их район  (30.05.2004)
 
Пресс-центр ЦК РКРП-РПК, "Трудовая Россия":  От послания президента следует ожидать перевода административно-репрессивного потенциала в энергию так называемых "непопулярных реформ"  (23.05.2004)
 




Экономика:
 
Борьба за распределение мировых природных ресурсов: однополярный мир или многополярный мир?  (05.04.2004)
 
Открытое письмо молодежным организациям и учебным заведениям  (15.04.2004)
 
Максим Соколов, "Известия":  Как удобнее считать рост ВВП?  (30.05.2004)
 
Лариса Вовк (wowk@chicomm.chel.su):  Кто достоин продолжения рода  (11.05.2004)
 
janna-spb@mail.ru:  В надежде на то, что поможете выйти из сложной ситуации  (11.05.2004)
 




СМИ:
 
Сергей Варшавчик, Независимая газета:  А за «Козлы» Парфенов ответит...  (18.03.2004)
 
Маркетинг и консалтинг:  Свобода прессы ограничивается по мере укрепления власти президента Путина  (17.03.2004)
 
Грани.ру:  Гельман сделал свое дело и ушел с "Первого канала"  (23.02.2004)
 
Роман Иванов, Известия:  У "РОССИИ" СНОВА БУДЕТ "ФИТИЛЬ"  (15.03.2004)
 
Виктория Краснова, Compromat.ru:  Сматывай удочки сразу после выборов!  (09.03.2004)
 
 

 

Власть:
 
Предложения по решению проблемы борьбы с коррупцией среди государственных служащих  (29.05.2004)
 
Георгий Ковалев, Политком.ру:  Митинг на веревочке  (30.05.2004)
 
Личное письмо А.Зюганову  (05.05.2004)
 
Копия заявления в Генеральную прокуратуру РФ от многодетной семьи молодого ученого Новосибирского Научного Центра  (10.05.2004)
 
Ростовский обком КПРФ (kprf_don@aaanet.ru):  Открытое письмо ветеранов ВОВ  (25.05.2004)
 




Криминал:
 
Почему Кремль боится референдума?  (08.06.2004)
 
Ответ прокуратуры Республики Адыгея Г.А.Зюганову  (08.06.2004)
 
Обращение Г.А.Зюганова к Генеральному прокурору РФ о фальсификациях на выборах Президента  (16.04.2004)
 
Покушение на томского правозащитника и профсоюзного лидера  (30.05.2004)
 
Фальсификация президентских выборов в Республике Дагестан  (28.05.2004)
 




Армия:
 
KM.RU:  Е.К.Лигачев о ситуации со взрывом оружейных складов на Украине  (09.05.2004)
 
Грани.ру:  "Петр Великий" получил "неуд" и выведен из состава "первой линии"  (29.03.2004)
 
Грани.ру:  Прапорщик, прикинувшийся фанатом, забрал "отпетого мошенника" в армию прямо из телестудии  (24.02.2004)
 
Материал подготовили: Юлия КАЛИНИНА, Марина ПЕРЕВОЗКИНА, Марина ОЗЕРОВА и Юрий ГАВРИЛОВ, "Московский Комсомолец":  Фарш-бросок  (11.03.2004)
 
Антон Суриков, "Правда-инфо":  Нашествие  (25.02.2004)
 
 

 

Внешняя политика:
 
Глобалрус.ру:  Черный пиар по-американски. Цель политики Буша - процветание России  (29.03.2004)
 
Солидарность:  Известный американский политолог Стивен Коэн: "Американская империя - утопия"  (29.03.2004)
 
Ксения Солянская , Газета.ру:  Шойгу займется этнической чисткой  (24.03.2004)
 
Газета.ру:  Кондолиза Райс: у Путина слишком много власти  (06.03.2004)
 
Федор БУРЛАЦКИЙ, Известия:  Путин и Буш в 2004 году  (24.02.2004)
 




За рубежом:
 
РИА "Новости":  Путь оккупанта: Ирак - тот свет без пересадки  (08.06.2004)
 
Утро.ру:  Что случилось в Ираке, неизвестно, но жертв много  (08.06.2004)
 
Василий Сергеев , Газета.ру:  Буш стал транжирой-рекордсменом  (22.05.2004)
 
Юлия Петровская, Независимая газета:  Французские правые теряют власть  (29.03.2004)
 
Михаил Делягин, ФОРУМ.мск:  Миссия России в условиях второго кризиса Гутенберга  (23.03.2004)
 




Общество:
 
Павел Аптекарь, "Газета":  "Теперь наша цель - поднять флаг над Кремлем"  (04.06.2004)
 
Илья Будрайтскис:  Что делать?  (08.06.2004)
 
Артем Кирпиченок, Рабочая Демократия, Искра:  О российском империализме  (30.03.2004)
 
Беседовал Владимир Володин, СЛОН.ру:  Вячеслав Игрунов о III Форуме "Будущее левых сил"  (21.05.2004)
 
Беседовал Владимир Володин, СЛОН.ру:  Создание левой среды  (21.05.2004)
 
 

 

Статьи региональных СМИ КПРФ и НПСР:
 
Парад-маевка по воле мэрии.  (28.05.2004)   |   А. Имендаев. :  Главное - разбудить сознание людей.  (28.05.2004)   |   Ида Макарова:  Приглашаем на дискуссию  (28.05.2004)   |   А. Егоров.:  Объединенный пленум  (28.05.2004)   |   Н. Пасынков, Удмуртский реском КПРФ:  Не позволим лишить нас избирательных прав!  (28.05.2004)   |   С думой о высокой морали  (28.05.2004)   |   Не позволим лишить нас избирательных прав  (27.05.2004)   |   Объединенный пленум  (27.05.2004)   |   Приглашаем на дискуссию  (27.05.2004)   |   Главное - разбудить сознание людей  (27.05.2004)   |   Парад-маевка по воле мэрии  (27.05.2004)   |   С думой о высокой морали  (27.05.2004)   |   Не пошли на выборы - лишились работы  (27.05.2004)   |   Где живется весело? В Канаше!  (27.05.2004)   |   В Омском горсовете. Омск превращают в город-банкрот  (25.12.2003)   |   В Законодательном собрании. "Это не таракан, а изюм!"  (25.12.2003)   |   "АдРес": выборы-2003  (25.12.2003)   |   В Омский городской Совет. ЗАЯВЛЕНИЕ  (25.12.2003)   |   О гимне для нищего царства  (25.12.2003)   |   Предновогодняя "пензия"  (25.12.2003)   |   "...Речная академия моя"  (25.12.2003)   |   Театр. Меч против пошлости  (25.12.2003)   |   БЮДЖЕТ САМОВЫЖИВАНИЯ ПРИНЯТ  (24.12.2003)   |   В ПАРТИЮ ВЛАСТИ - СТРОЕМ!  (24.12.2003)   |   ВЛАСТЬ ВЫМОРАЖИВАЕТ ВЕТЕРАНОВ  (24.12.2003)   |  
 
  Поиск на КПРФ.ру
 

 



 

 

На первую
страницу



Версия
для печати



Послать
по почте



Поставить
закладку



Обсудить
в Форуме




(c) 2002-2003 Информационно-технологический Центр ЦК КПРФ. По вопросам функционирования пишете на kprf@kprf.ru


 
  Реклама на КПРФ.ру
 

 








 
 
  Проекты КПРФ.ру
 

Протестное движение:
 
В Риге состоялась демонстрация противников реформы русских школ
 
9 июня - акция протеста против зловещих планов Саакашвили
 
Перекрытие Институтского проспекта в Ленинграде
 
Красные экологи в Нижнем Новгороде
 
В Ростовской области госпитализированы двое участников голодовки шахтеров
 

Как нам обустроить Россию:
 
Мы обладаем правом силы и должны его реализовать
 
Доклад Совета по национальной стратегии : Новая вертикаль власти
 
Первое дело
 
Основные положения Программы КПРФ и народно-патриотических сил в сфере агропромышленного комплекса
 
Государству-должнику пора рассчитаться с народом
 

Новые левые и КПРФ:
 
Что делать?
 
"Теперь наша цель - поднять флаг над Кремлем"
 
То, что мы делаем – это отстраивание новой политической реальности
 
Создание левой среды
 
Вячеслав Игрунов о III Форуме "Будущее левых сил"
 

Человек и Закон:
 
Ответ прокуратуры Республики Адыгея Г.А.Зюганову
 
Почему Кремль боится референдума?
 
Фальсификация выборов в Подольске
 
Ответ по поводу фальсификации выборов в Подольске
 
Фальсификация президентских выборов в Саратовской области
 

Библиотека КПРФ.ру:
 
Ю.А.Нисневич: Номенклатурный апокалипсис
 
ВРЕМЯ НЕОПРЕДЕЛЕННОСТИ И ТРЕВОЖНЫХ ОЖИДАНИЙ ПРОШЛО
 
Е.В. Шелкопляс. ПУП в рамках закона и морали. Программа самой благозвучной партии России - Партии Умеренного Прогресса
 

Политическая сатира:
 
Анекдоты про Путина
 
Политические анекдоты
 
На кого похож Добби?
 

Музыка на КПРФ.ру:
 
Песни о Москве
 
Военные песни
 
Советские песни
 
Комсомольские песни
 
А. Крылов, А. Харчиков, песни Сопротивления
 
 
  Новое на персональных страницах
 

Официальная страница Г.А.Зюганова:
 
Заявление Председателя ЦК КПРФ
 
Понять и действовать (статья третья)
 
Информационная ситуация вокруг Г.А.Зюганова и КПРФ
 
Информационное сообщение о позиции Г.А.Зюганова
 
Вторая статья из предсъездовского цикла работ о судьбах партии
 

Официальная страница И.И.Мельникова:
 
Иван Мельников о послании президента
 
Иван Мельников: Переход на пропорциональную систему выборов - только при трех условиях
 
Доклад заместителя председателя ЦК КПРФ И.И. Мельникова на XV Пленуме ЦК КПРФ
 

Неофициальная страница С.Н.Решульского:
 
С. Решульский: Представленный законопроект преследует единственную цель - лишить народ права на волеизъявление
 
Сергей Решульский считает закон о публичных мероприятиях концептуально ущербным
 
С.Решульский: Голосуйте за "Единую Россию" и освобождайте ваши квартиры
 

Неофициальная страница Ю.Д.Маслюкова:
 
Прогресс временно останавливается.
 
Чем грозит стране НПРО?
 
Вопросы и ответы Юрия Маслюкова
 

Неофициальная страница А.А.Куваева:
 
Народ утратил влияние на происходящее в России, заявил на первомайском митинге лидер московских коммунистов А. Куваев
 
Москва в законе
 
Единомыслие в России?
 

Аналитика О.А.Куликова:
 
Тенденции развития общеполитической ситуации (24 - 30 мая 2004 г.)
 
Тенденции развития общеполитической ситуации (17 - 23 мая 2004 г.)
 
Тенденции развития общеполитической ситуации (26 апреля - 16 мая 2004 г.)
 

Неофициальная страница А.А.Проханова:
 
Хороший либерализм — мертвый либерализм
 
НИКОЛАЙ ХАРИТОНОВ И МАРТИН ЛЮТЕР КИНГ
 
АЛЕКСАНДР ПРОХАНОВ: "РУССКИЕ МОГУТ В ПЕРИОД ИСПЫТАНИЙ С ДЕРЕВЯННЫМИ ПУШКАМИ ИДТИ НА ПУЛЕМЕТЫ И АВТОМАТЫ, КЛАДЯ ЦЕЛЫЕ ДИВИЗИИ"
 

Авторская страница А.Ю.Баранова:
 
Черный пиар на красном поле
 
Барон Осман в кепке
 
Воспоминания о будущем левых сил
 

Авторская страница И.В.Пономарева:
 
Интернет и политика
 
Массовик-политзатейник
 
То, что мы делаем – это отстраивание новой политической реальности
 

Авторская страница С.А.Белковского:
 
Круглый стол "Кризис левого фланга"
 
«Верховная власть в России священна»
 
Общая теория Путина
 

Авторская страница Д.В.Аграновского:
 
Армен Бениаминов готов предстать перед судом
 
Убийцам Интернет-журналиста вынесен приговор
 
"ВОПРОСЫ БЕЗ ОТВЕТА. В Мосгорсуде присяжные слушают дело об убийстве Интернет-журналиста"
 

Авторская страница В.Г.Колташова:
 
Фронт левой молодежи
 
Пять течений коммунизма
 
Только модернизация!
 

Авторская страница Д.Черного:
 
RE:волюция
 
Венсеремос
 
Марш, марш левой!
 

Авторская страница В.В.Чикина:
 
На путях к декабрю
 
МЫ - ЛЮДИ ОСОБОГО СКЛАДА (Сталина читая заново)
 
ОПЕРАЦИЯ "КРОТ"
 

Авторская страница А.А.Экарта:
 
Я кандидат рабочих окраин!
 
У РУССКИХ НЕТ ПРАВЫХ ИДЕЙ!
 
Красный Карнавал и его финал
 

Авторская страница С.Г.Кара-Мурзы:
 
Белая Книга
 
Советская цивилизация. Том 2. Часть 3.
 
Советская цивилизация. Том 2. Часть 2.
 

Авторская страница А.Г.Дугина:
 
Между разными башнями Кремля - "Родина"
 
Метафизика национал-большевизма
 
Катехон и революция
 

Авторская страница В.Ю.Милитарева:
 
Консерватизм и социал-демократия: параметры альянса
 
Понятие социальной справедливости
 
Идеология блока Глазьева: итоги обсуждения
 

Авторская страница Ю.А.Ковалева:
 
НАДЕЖДА - ТОЛЬКО НА РОССИЮ…
 
НАШ "ПУТЬ НЕ ДЛЯ ВСЕХ"
 

Авторская страница А.А.Никитина:
 
Коррупция в советском тоталитаризме. Убийство Советского Союза.
 
Даешь Левый фронт!
 
Узловые точки путча ГКЧП
 
 
  Выборы 2003
 

 

302 Found

302 Found


nginx

 
  Реклама на КПРФ.ру
 

 

[an error occurred while processing the directive]