Что такое теоретическое классовое сознание пролетариата



    Главная страница
    О нашей организации
    Информационный центр
     Партийные новости
     Online-конференции
     Региональные организации
     Новости страны
     Видео-новости
     Пресс-релизы, официальные документы
     Интервью, выступления
     Статьи
     Аналитика
     Акции
     Выборы
    Акции протеста
    Агитатору (скачай и распечатай)
    Персоналии МОК
    Наша история
    Наши ссылки
    Политпросвещение
    Новые левые
    Народные новости




Рассылка материалов МОК



 
Правда.Инфо
 

 




















Разработка NZVD




Партийные новости


Исполком Левого Фронта ответил на обращение Красного ТВ


06.06.2013

Товарищи!

В своем обращении вы формулируете несколько важных тезисов относительно конфигурации классовых сил в России и задач левого антикапиталистического движения, с которыми мы – опуская нюансы – согласны. Поэтому останавливаться на них подробно не станем. Обсудим лишь те вопросы, которые остались за пределами вашего анализа.

1.    Важнейшей чертой сложившегося в России положения сейчас является разворачивающаяся открытая реакция. Причем главный удар наносится именно по левым силам. В первую очередь, по «Левому фронту». Даже нынешний наш ответ на ваше обращение запоздал более чем на месяц по причинам, связанным с непрекращающимися репрессиями против наших товарищей. Кроме тех из них, кто уже брошен за решетки, еще несколько десятков человек подвергаются сильному давлению и находятся в зоне риска. У многих прошли обыски, другие объявлены в оперативный розыск. Нам стало известно про ряд провокаций, которые готовятся в адрес активистов нашей организации, для того чтобы подвергнуть их дополнительным преследованиям по уголовным статьям. Наконец, сама деятельность ЛФ, как известно, приостановлена прокуратурой. В подконтрольных режиму СМИ нарастает пропагандистская кампания, направленная на дискредитацию ЛФ и вообще левого движения.

Что это означает? Что режим отдает себе отчет в опасности той альтернативы, которую представляют антикапиталистические левые и, в частности, ЛФ. Что, несмотря на очевидную слабость левых организаций, на отсутствие сколько-нибудь заметного и организованного рабочего движения, на разрозненность социальных движений, левые активисты сумели в последние месяцы заявить о себе, как о привлекательной для широких масс силе. Но также это означает, что возможности «легальной» политической борьбы для нас в ближайшей перспективе резко сузятся. Что никто не позволит нам спокойно шаг за шагом укреплять свои организации, заниматься действительно эффективной и опасной для системы пропагандой, строить профсоюзы и социальные движения, участвовать в выборах и т.д. 

2.    Сама по себе политическая реакция, также как и описанный в вашем обращении раскол правящего класса стали результатом массового протестного движения, развернувшегося в последние полтора года. Именно оно стало главным фактором развития политической ситуации в стране. Чтобы двигаться дальше, необходимо понять социальную природу этого движения, его потенциал и определить свою стратегию по отношению к нему и к тому чем оно станет или может стать.

Несомненно, «белоленточное» движение не было ни классовым, ни левым (хотя левая составляющая в нем выделилась рельефно и была достаточно сильна). Мы также согласны и в том, что это движение было и остается связанным с некоторыми группировками правящего класса. «Элитная фронда» использовала массовые протесты в шантаже правящей группы. Идейное влияние «системных» и «несистемных» либералов на значительную часть протестующих также не вызывает сомнения. И все-таки, мы считаем, что это движение содержало в себе большой демократический и освободительный потенциал.

По своему социальному составу «белоленточный» протест был, в первую очередь, движением массовой интеллигенции. Врачей, учителей, инженеров, офисных служащих, студентов. Т.е. тех слоев пролетаризированной массы жителей больших городов, которая первой пострадала от экономического кризиса и яснее других понимала связь своих социальных проблем с политической конструкцией путинской России.
С точки зрения структуры самого движения, в нем с самого начала и до настоящего момента боролись две тенденции. Авторитарно-популистская модель, навязывавшаяся статусными либеральными оппозиционерами и модель активистской самоорганизации снизу. Большинство политиков, вещавших за эти полтора года с трибуны митингов считали, что многотысячные толпы – лишь аргумент в их непубличной дискуссии с разными представителями режима и, шире, истеблишмента. Они делали все, чтобы удержать протестное движение от радикализации требований, расширения повестки, самоорганизации. Но этому подходу противостояла постоянно нараставшая тенденция к самоорганизации, которая выразилась и в «митингах внутри митинга», которые организовывались левыми активистами, и в создании зимой 2011-2012 гг. широкого активистского «Гражданского совета», и в успехе мобилизации 6 мая 2012, обошедшейся без протекции либеральных "генералов", и в майских «оккупаях» 2012 г., и в бурном росте активистских групп и инициатив и во многом другом. 

С точки зрения идеологии в «белоленточном» движении столкнулись две концепции. Большинство статусных оппозиционеров последовательно настаивали на сохранении кастрированной программы «борьбы за честные выборы», в равной степени ограниченной и абстрактной. ЛФ, другие левые группы и часть гражданских активистов настаивали на том, что повестка протестного движения должна быть радикально расширена за счет социальных требований, с одной стороны, и за счет конкретной формулировки демократических требований, которые не могут сводиться к обоснованию смены у власти одной группировки господствующего класса другою.
По всему спектру этих вопросов борьба продолжается до сих пор, несмотря на начавшийся спад движения. Это говорит о том, что левые и предложенная ими стратегия развития массового движения имели большой потенциал, а само массовое движение, вырастающее из «Болотной площади» может стать субъектом социальных преобразований в интересах трудящегося большинства, в случае, если оно выйдет из под контроля представителей разных фракций буржуазии. 

Мы убеждены, что в условиях современной России антикапиталистические и демократические перемены возможны лишь руками массового движения, которое (как минимум, на первых порах) будет иметь «общенародный» характер. Традиционные для 20 века чисто классовые выступления, опирающиеся на массовое рабочее движение и пролетарские организации, могут и должны стать частью этого процесса. Но классической «пролетарской революции», как ни жаль, ожидать не приходится. Следовательно, задача антикапиталистических левых заключается в том, чтобы идти в массовое демократическое движение и отстаивать в нем свою позицию, свои идеи и стратегии. Именно это и делал ЛФ на всем протяжении протестной эпопеи 2011-2013 гг. Именно этим он и заслужил признание, как со стороны значительной части участников и активистов движения, так и со стороны репрессивных органов.

3.    Нам представляется, что основой политического проекта для антикапиталистических левых должны стать не механическое единство, основанное только на близости идейной базы и ценностей, а общее понимание актуальных политических задач, стратегии и тактики. В этом отношении мы убеждены, что основной политический капитал сегодняшнего левого движения в России заключается в опыте участия левых в массовом протестном движении и в тех жертвах, которых этот опыт нам стоил. 

Этот капитал больше и сложнее, чем может показаться. Это далеко не только медийная известность Левого фронта и его публичных лидеров, а также других левых активистов, сыгравших яркую роль в истории протестного движения. Это сам политический проект левых, участвующих в общедемократическом движении. Этот проект означает заявку на лидерство в этом движении, осознанную решимость к отказу от самоизоляции, а также ориентацию не только на традиционные для левых формы общественного движения (профсоюзы, классовые партии и т.д.), но и на те формы, которые рождаются из сегодняшнего опыта масс.

Мы убеждены, что реальное организационное строительство может и должно отталкиваться от опыта участия левых сил в демократическом движении, высшей точкой которого было 6 мая 2012 г. и последовавшие за этим майские «оккупаи». Все остальные вопросы нам представляются второстепенными, а проблемы личных и организационных амбиций, инерции привычных организационных форм и брендов – вообще не стоят времени, затраченного на их обсуждение.

4.    Исходя из сказанного, можно сформулировать несколько тезисов.

Во-первых, воспроизведение традиционных политических форм лишено всякого политического смысла, интереса и перспектив. Создание очередной «коммунистической» партии останется пшиком, пустым рефлексом, лишенным всякого смысла и лишь дискредитирующим те великие задачи, решению которых посвящена наша борьба, вне зависимости от числа и численности групп, которые приняли бы в таком эксперименте участие.

Во-вторых, создание коалиций и фронтов, вне зависимости от формального числа субъектов, участвующих в этом процессе не позволит расширить социальную базу левых сил само по себе. Вырваться из гетто можно только путем ясной формулировки нового политического и социального проекта. Этим проектом может быть лишь широкое демократическое движение, построенное на принципах самоорганизации и преследующее широкий комплекс социальных задач, обозначенных в программе-минимум любой левой организации. Необходима прямая ссылка на опыт участия левых в массовом протестном движении 2011-2013 гг.

5.    Наконец, последнее. 6 мая 2012 г. в эволюции правящего режима произошел серьезный поворот. К власти пришла группировка наиболее реакционных силовиков, чье влияние основано на той репрессивной кампании, проводниками и организаторами которой они являются. Это, в перспективе, сужает социальную базу правящей олигархии и сокращает ее возможность бонапартистского лавирования между разными группами и классами. Важнейшим поводом для наступления авторитаризма стало то кровопускание, которое было устроено протестному движению на Болотной площади и в ходе последовавших за этим репрессий.

Сложившаяся в стране ситуация обесценивает или делает невозможными те формы политической борьбы, к которым мы прибегали (или предполагали прибегать) в прошлом. Например, к участию в выборах будут допущены лишь те организации, которые с точки зрения режима не представляют из себя никакой опасности для него. Поэтому если на предыдущем этапе именно участие в выборах могло стать успешной технологией пропаганды для левых сил, то сегодня это направление становится гораздо менее значимым. 

В сложившихся обстоятельствах, Мы должны сосредоточить усилия на подготовке массовой мобилизации под демократическими и социальными лозунгами и других форм ненасильственного прямого сопротивления, включая и политическую стачку. Какой бы сложной и труднодостижимой не казалась эта задача, в преддверии нового витка экономического кризиса, она должна быть поставлена в повестку дня.

Товарищи! Мы очень признательны вам за то, что вы инициировали такую важную дискуссию о практическом сближении левых сил. Мы всегда были поборниками этого дела. Но сегодня ситуация в стране резко изменилась, и мы одними из первых ощущаем эти перемены на себе. Поэтому нам кажется, что найти ответы на вопросы, которые вы ставите, нельзя без того, чтобы не оговорить ясно и прямо политическую повестку антикапиталистических левых.

Мы искренне согласны с вами в том, что организационное объединение радикальных левых стало бы громадным шагом вперед и для нашего движения, и для России в целом. И со своей стороны готовы сделать все для того чтобы такое объединение состоялось. 
Предлагаем в течение июня 2013 года провести рабочую встречу представителей левых организаций России, на которой обсудить пути возможного организационного строительства.

Исполком Левого Фронта



 
Жизнь страны глазами СМИ:
"Сражались олени и люди..." (09.05.2020)   |   Как я пробирался в Москву, не встречая карантинного сопротивления (14.04.2020)   |   Новочеркасск-1962: мифы, причины, последствия (02.03.2020)   |   Д.Чёрный: Работа писателя исключает работу на государство, особенно на государство буржуазное (29.02.2020)   |   Как у меня накрылась муниципальная газета (22.02.2020)   |  


 



Голосование

Партийные новости

 
29.05.2020
 
Заявление Президиума Центрального Комитета Объединённой коммунистической партии
 
27.05.2020
 
Дискуссия "Красная волна или саундтрек для вырождения?" (анонс)
 
23.05.2020
 
Мегафоны двадцати турецких мечетей двадцатого мая пропели коммунистическую песню "Белла, чао!"
 
13.05.2020
 
Неофашисты и полицаи не дадут покоя бас-гитаристу "Груп Йорум" и в стамбульской могиле?
 
09.05.2020
 
"Сражались олени и люди..."
 
05.05.2020
 
Московские полицаи отлавливают и сажают в "обезьянник" посмевших отмечать Первомай коммунистов
 
04.05.2020
 
Первомайское обращение ЦК КПГ
 
02.05.2020
 
Александр Кубалов: Многие очень сильно ошибаются, когда думают, что музыка вне политики
 
01.05.2020
 
Красный онлайн-Первомай (трансляция)
 
27.04.2020
 
Письмо Ибрагима Гёкчека, объявившего голодовку за право Grup Yorum выступать в Турции
 
18.04.2020
 
Ноам Хомский: США превратились в центр мирового кризиса
 
17.04.2020
 
Восстание женщин Чили и пандемия
 
14.04.2020
 
Дмитрий Чёрный о левом стоянии и общественном состоянии
 
13.04.2020
 
Мы категорически осуждали и осуждаем геноцидную блокаду Кубы!
 
09.04.2020
 
Долой памятники интервентам! Заявление Челябинского областного комитета ОКП
 
03.04.2020
 
ОКП поддержала заявление коммунистических и рабочих партий "Экстренные меры для защиты здоровья народа и прав трудящихся"
 
31.03.2020
 
ОКП против империализма и коронавируса
 
27.03.2020
 
Коммунисты 67 стран выступили с политическим заявлением в связи с пандемией
 
24.03.2020
 
Выражаем свою солидарность коммунистам Польши и призываем продолжить кампанию солидарности!
 
22.03.2020
 
Памяти Эдуарда Лимонова