Что такое теоретическое классовое сознание пролетариата



    Главная страница
    О нашей организации
    Информационный центр
     Партийные новости
     Online-конференции
     Региональные организации
     Новости страны
     Видео-новости
     Пресс-релизы, официальные документы
     Интервью, выступления
     Статьи
       Мы и они. Статьи членов КПРФ и о КПРФ
       PR вместо политики. Статьи о выборах и судьбе российской демократии
       Экономика абсурда. Статьи об состоянии российской экономики
       Цена свободы слова. Статьи о положении СМИ
       Либеральный фашизм. Статьи о беззаконии власти
       По кодексу бесчестия. Статьи на криминальные темы
       Последний рубеж. Статьи о российской армии
       За державу обидно. Статьи о внешней политике России
       Откуда исходит угроза миру. Статьи о международных делах и проблемах глобализации
       Культурная революция. Статьи о культуре, религии и вопросах национальной политики
     Аналитика
     Акции
     Выборы
    Акции протеста
    Агитатору (скачай и распечатай)
    Персоналии МОК
    Наша история
    Наши ссылки
    Политпросвещение
    Новые левые
    Народные новости




Рассылка материалов МОК



 
Правда.Инфо
 

 




















Разработка NZVD




PR вместо политики. Статьи о выборах и судьбе российской демократии


Сватовство двадцать первого века, Украина


04.12.2019
У.М., ПРАВДА.info

 

Меня родители воспитали послушной девочкой. Когда я пошла в первый класс, почти каждое утро перед школой получала наставления: говори мало, смейся тихо, не влезай в разговоры, не спорь, будь скромной, так ты не будешь выглядеть глупо. Я доверяла авторитетному мнению родителей - делала так, как меня учили.

Прошло много лет, я научилась говорить мало, не спорить, особенно со старшими (это удел невоспитанного человека), сидеть тихо и незаметно. Когда мне исполнилось 17 лет, к нам домой начали приходить свататься незнакомые мужчины. Они как-то узнавали о том, что в такой-то семье выросла девочка, пора брать в жёны, пока не поумнела. А умной я тогда точно не была.

В 17 лет ходила за ручку с мамой (даже не замечала насмешливых взглядов знакомых), одна никуда не выбиралась, исключение – магазин, школа, потом университет. Единственное, о чём я тогда мечтала – «закончить университет, найти работу и стать самостоятельной». Но моя мечта шла вразрез с планами моей семьи, потому что я должна стать женой и матерью - другой судьбы для меня не было.

Когда мне стукнуло 17 лет, кажется, на окнах квартиры родителей загорелись рекламные щитки: здесь есть девушка на выданье. Всем было наплевать, кто ты, какая ты, чего хочешь, главное – возраст и хорошие отзывы о твоём отце. А о моих родителях были хорошие отзывы: добропорядочная патриархальная семья, живут в своей квартире на честно заработанные деньги, растят сына и дочь, которые ни разу не были уличены в каком-нибудь безобразии, типа внебрачных отношений, курения и т.д.

Очередная семья пришла к нам свататься зимой, во время моей сессии.

- Филолог? Кому нужно твоё образование?! Какой толк от того, что ты прочла столько книг?! – сразу высказался очередной потенциальный муж.

Семьи посовещались и отправили меня на балкон (лоджию) наедине поговорить с будущим мужем. Решение, конечно, было уже принято авторитетными людьми, а для галочки я должна была дать согласие, якобы не против моей воли меня выдают замуж.

- Она дура! – выскочил оттуда мужчина и прямиком направился к выходу. – Она карьеру хочет сделать! Твердо стоять на ногах! (это он меня процитировал)

Группа его поддержки – сёстры, братья и друзья (которые в этот момент сидели в комнате в ожидании моего «да») – презрительно фыркнули в сторону моего отца, мол, плохо ты дочь воспитал, и испарились. С тех пор в моей семье начались скандалы. Папа хотел выдать меня скорее замуж, мама приняла позицию дипломата, мол, надо, но не горит. «Ты её хочешь законсервировать!» - кричал папа. – «Её похитят, мы опозоримся!» Разговоры об этом, вернее, намёки, были. Папа очень боялся этого.

Жизнь превратилась в борьбу в собственной семье. Я была в меньшинстве, а родители - всё такие же авторитеты для меня, я их огорчаю, с каждым приходом очередного потенциального мужа дома возгораются новые скандалы на несколько недель с упрёками, криками, молчанием.

В 18 лет я сдаюсь и ставлю условную галочку-согласие на замужество. Это был очередной незнакомый мужчина, который так же не знал и меня. Но наши родители имели общих знакомых, и это было важнее; отзывы с обеих сторон были положительные.

Тут начинается настоящий ад для меня, по сравнению с этим многомесячные скандалы и споры с родителями – детские забавы.

Муж оказался очень жестоким человеком, люто ненавидящим меня. Он очень любил надо мной издеваться. Избивал, зарёванную подводил к зеркалу и говорил: «Смотри, какая ты уродина, смотри-смотри (брал за шею и заставлял смотреть в зеркало), мне противно на тебя смотреть! Ты страшная! Ты никому не нужна! Ты ничто! И ноготка на мизинце моей (имя очередной любовницы) не стОишь!» Или сочинял какие-то кодексы его семьи, распечатывал на А4 и заставлял читать вслух и пересказывать, а потом клясться не нарушать ни единого пункта этого «кодекса».

Однажды, после очередных побоев с синяками и сотрясением мозга (в больнице, кстати, медсестра сделала вывод: «значит, было за что»; участковый, улыбаясь, записал мои показания, бросив: «обычное дело, милые бранятся - только тешатся»), я решаюсь, наконец, сбежать - вместе с ребёнком уезжаю к родителям «в гости» (мы жили в разных городах).

Прожила в доме родителей после этого случая пару недель – всё так же со скандалами и обвинениями в мой адрес: я опозорила семью, жена должна терпеть, что-то я не так сделала… И вернулась. И тогда начался новый уровень моих страданий в доме мужа. Ко всему прочему добавилась прослушка телефонов, запрет на общение с семьёй, запрет на выход из дома без сопровождения кого-нибудь из его семьи.

«Ничего, предположим, ты в армии и здесь дедовщина, - успокаивала я себя. – Будет ещё попытка, ты сможешь отсюда уйти».

Но я понимала, уйти некуда. У меня начались нервные болезни, к счастью, я «подружилась» с врачом, которая меня выслушивала и ай-айкала в ответ на мои жалобы. Она же мне выписывала разные успокоительные лекарства, в которых я и увидела свое спасение.

Однажды я заперлась в своей комнате и выпила почти 30 таблеток моих успокоительных. Я легла на кровать и стала ждать. Мне показалось, что я умираю, внимательно рассматривала комнату, пока не закрылись глаза. Но я не умерла, а всего лишь заснула. Причём, ненадолго.

Проснулась как ни в чем не бывало. Не получилось!

Сейчас я понимаю, что мне повезло, но в тот день я была в бешенстве. И растеряна. Что я могу сделать ещё?

Меня спасла моя летняя сессия. Я позвонила мужу (он был в другом городе) и сказала, что уезжаю с ребёнком в университет. На это я получила отказ: «Ты либо уедешь одна, либо останешься дома с ребёнком!» Это был мой последний шанс – последняя сессия, других попыток не будет уехать из дома. Я собрала всю волю в кулак и начала с ним спорить. А руки начали адски трястись, я понимала, что надвигается что-то очень страшное!

Нельзя было оставаться в этом доме и ждать его возвращения. В одну руку я взяла своего ребёнка, в другую – университетские учебники, и решила сбежать. Тихо-тихо обулась, тихо-тихо открыла дверь и выбежала. Мне нужно было добежать до стоянки таксистов, они всегда там. Денег у меня не было, но мама расплатилась бы по приезде. Дошла до ворот, ещё чуть-чуть – и я на свободе! Нет! Меня догнали его мать и младший брат, силой вырвали ребёнка и вернули нас в дом. Тут же позвонили мужу и всё ему рассказали.

Вскоре после телефонного звонка объявился и он. Его родственники еле удержали от убийства. В тот день в этом доме собрались все его родственники, чтобы решить, как же поступить с этой проблемной, невоспитанной невесткой.  Совет принял решение: невестку выгнать, ребёнка отобрать.

К счастью, я успела до того, как у меня отобрали телефон, позвонить отцу и сказать, что я в беде. К его приезду меня уже не было в том доме – меня выгнали. Я шарахалась поблизости.

Когда приехали мои родственники во главе с отцом, меня впустили обратно. Начались многочасовые переговоры.

Слуги в их доме (слуги! у них в доме жили две женщины-уборщицы и мужчина-сторож, получали они минимальные деньги, чтобы не умереть с голоду, а уволиться не могли, потому что хозяева им угрожали плохими рекомендациями; помню, как однажды за мытьём посуды мы с одной из этих женщин мечтательно друг другу рассказывали, как однажды сбежим и встретимся, чтобы порадоваться друг за друга; женщина эта была из глухой деревни - очень добрая и наивная, не знаю, как сложилась её судьба) со мной заперлись в маленькой комнате и подбадривали меня.

Ближе к ночи переговоры закончились. О чём говорили, мне не положено было знать. Меня снова позвали на балкон что-то обсудить с мужем наедине. «Не уходи, - начал он. – У меня деньги и знакомства. Мне ничего не стоит взять справку о том, что ты психически больная. Подброшу наркотиков твоим брату и отцу, их посадят. А твоя мать умрёт с горя. Сына брошу в детдом. Ты подумай и прими разумное решение».

Никаких сомнений! Я свободна, подумала я, и пошла собирать вещи. «Какие вещи?! Уедешь отсюда только с ребенком и своими учебниками!» Главное – уехать, думала я, нет сил и желания что-то с ним обсуждать дальше.

«Ты можешь приезжать видеться с сыном, я не буду тебе запрещать», - сказала я ему, думая, что благородно поступаю. Он усмехнулся: «С сыном?! Плевал я на него! Таких, как он, у меня будет тысяча! А у тебя ничего не получится. Вот увидишь, придёшь ко мне с протянутой рукой!»

Так и разошлись. Утром меня ждал первый экзамен летней сессии.

А далее началась очень сложная, но интересная жизнь, как я и хотела, – с работой, карьерой и самостоятельностью. Правда, перед этим я долго боялась одна выходить на улицу, а родители боялись меня одну оставлять дома - я сходила с ума, разбивала мебель, руки, стены, стекла, потому что упорно пыталась найти ответ на вопрос: «За что?»

Это сейчас я знаю, что вопрос глупый, но ведь жертву обвиняют в первую очередь.


Материалы по теме:

Маша. Голая правда 2 (очерк)

Каролинка. Очерки пражского дна 

Нина. Очерки пражской эмиграции

Появился московский "Домик для мам"

"Социальный патруль": казаки потравили газом бездомных в Москве (видео)

Результаты психиатрических экспертиз сестёр Хачатурян доказали, что они были жертвами насилия

 



 
Жизнь страны глазами СМИ:
Человек с Майдана (23.01.2020)   |   Отказ от опыта и наследия Октября сродни отказу от развития (22.01.2020)   |   Ушёл наш бывший второй секретарь МГК СКМ РФ Илья Сидоренко, завтра прощание (03.01.2020)   |   Д.Чёрный: Такой подарок себе на 35-летие не всякий бы металлист организовал! (18.12.2019)   |   Сватовство двадцать первого века, Украина (04.12.2019)   |  


 



Голосование

Партийные новости

 
25.01.2020
 
Компартия Греции добилась от Еврокомиссии ответа по факту репрессий в Казахстане
 
23.01.2020
 
Человек с Майдана
 
20.01.2020
 
Антифашистские акции и марши прошли в Москве, Ленинграде, Пензе и Томске (фото)
 
15.01.2020
 
Презентация первого альбома "Строк и звуков" (анонс)
 
14.01.2020
 
Обращение к левым, антиклерикальным, просветительским организациям России
 
10.01.2020
 
Властями Евпатории снесён уникальный памятник Ленину в Парке культуры и отдыха им. Ивана Франко
 
06.01.2020
 
В Москве состоялось межрегиональное совещание Российского комсомола
 
03.01.2020
 
Ушёл наш бывший второй секретарь МГК СКМ РФ Илья Сидоренко, завтра прощание
 
30.12.2019
 
В поддержку метростроевцев и горняков Донбасса митинговали в Москве и Ленинграде
 
20.12.2019
 
Возложение цветов к могиле товарища Сталина на Красной площади (анонс)
 
18.12.2019
 
Д.Чёрный: Такой подарок себе на 35-летие не всякий бы металлист организовал!
 
13.12.2019
 
"Дело Шуваловой" как римейк "дела неотроцкистов" в КПРФ
 
09.12.2019
 
Постановление пленума ЦК ОКП "Об итогах избирательной кампании в 2019 году"
 
07.12.2019
 
Постановление пленума ЦК ОКП
 
06.12.2019
 
Антиимпериалистический марафон (анонс)
 
04.12.2019
 
Карин Клеман: "Жёлтые жилеты" напоминают участников движения против монетизации льгот
 
02.12.2019
 
101 год назад. Уроки переворота Колчака
 
28.11.2019
 
В США молодёжь - против капитализма
 
22.11.2019
 
Д.Чёрный: Слово, положенное на музыку, на гитарный риф – может свергать режимы
 
20.11.2019
 
Очередной Пленум ЦК ОКП (анонс)